В плену у Кремля и коронавируса

Микита Панасенко, Центр журналістських розслідувань

Политические заключенные из Крыма в условиях массовых случаев заболеваний коронавирусом в мире оказались в особой группе риска: в местах лишения свободы они не получают ни медицинской помощи, ни даже нормальной диагностики, когда появляются симптомы заболеваний. 

В конце марта у крымского пленника Кремля Сервера Мустафаева, который сейчас находится в СИЗО в Ростовской области, держалась высокая температура, был сухой кашель, сильная головная боль и слабость во всем теле, что является тревожными симптомами, учитывая пандемию коронавируса.

Сервер Мустафаев Фото: RFE/RL

Сервер Мустафаев просил тюремщиков вызвать врачей и провести необходимые анализы, в том числе и на коронавирус, однако ему отказали. В медицинской помощи нуждался еще один политзаключенный — Эрнест Аметов, который имел такие же симптомы. Украинский уполномоченный по правам человека Людмила Денисова обращалась к российскому омбудсмену Татьяне Москальковой с требованием обеспечить медицинскую помощь украинским пленникам, однако никакой реакции не было.

Между тем, Москалькова в начале апреля на своей instagram-странице рассказала, как проходит работа по защите от коронавируса в местах лишения свободы. За успешное примера она взяла именно оккупированный Россией Крым.

Со ссылкой на информацию так называемой уполномоченного по правам человека в Крыму Ларисы Опанасюк, Москалькова заверила, для заключенных с признаками инфекции выделены палаты в изоляторах временного содержания.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова Фото: РИА Новости

«При выявлении у помещаемых и содержащихся в ИВС повышенной температуры тела организован незамедлительный их перевод в отдельные камеры с последующим вызовом бригады скорой медицинской помощи. В случае выявления у лиц, содержащихся под стражей, симптомов заболевания или подозрений на новую коронавирусную инфекцию, организована их незамедлительная госпитализация в учреждения государственных и муниципальных систем здравоохранения», — написала Татьяна Москалькова.

Российская уполномоченная по правам человека утверждает, что во всех помещениях мест лишения свободы регулярно осуществляется дезинфекция, людей с признаками заболеваний в такие места не принимают.

Однако адвокаты, защищающие политических заключенных, раз за разом сообщают противоположное. Так во время заседания суда в Ростове об избрании меры пресечения задержанных крымских татар не обеспечили необходимыми средствами индивидуальной защиты.

«Мой подзащитный, в частности, пояснил, что он не обеспечен средствами индивидуальной защиты. Также он пояснил, что ни камеры, поверхности, приборы не обрабатываются, не проводится антисептическая обработка. Не предоставляется медицинская помощь», — сказал адвокат Назим Шейхмамбетов.

Из-за эпидемии коронавируса российские суды откладывают заседания, что создает дополнительный необоснованный риск для здоровья крымских заключенных. При этом традиционно все жалобы заключенных и их адвокатов на аресты отклоняются.

«Как мы озвучивали в доводах своих жалоб, в сегодняшних условиях следственного изолятора меры по профилактике COVID-19 достаточно примитивные. Мы проводили опрос. Там проводятся определенные профилактические действия, меры. Это маска, какие-то дезинфицирующие процедуры. Но этого недостаточно для того, чтобы предотвратить развитие хронических заболеваний, которые есть у наших подзащитных», — рассказала адвокат Эмине Авамилева.

Адвокат Эмине Авамилева, фото: Крымская солидарность

Крымская правозащитная группа в своем апрельском мониторинге делает неутешительные выводы по реагированию оккупационной власти в Крыму на эпидемию коронавируса.

«Это непростая ситуация. Это меры реагирования на пандемию, и здесь даже оккупирующая держава, в силу Женевской конвенции, должна действовать в защиту местного населения от пандемии. С точки зрения определенных категорий людей, более или менее четкие рекомендации, на которые мы можем ссылаться. В первую очередь речь идет о людях, лишенных свободы. Это СИЗО Симферополя и колонии, которые есть на территории Крыма. Есть рекомендации ООН и Совета Европы о том, что сейчас должно делать государство, чтобы защитить этих людей от распространения COVID-19. Здесь мы видим, что Россия полностью это игнорирует. Как именно. Никаких нормальных мер нет в СИЗО. Мы знаем, что там создана так называемая «карантинная камера», примерно на шесть человек. Но люди, которые туда попадают, не имеют никаких средств защиты: масок, дезинфекторов. Вообще, вся медицинская так называемая помощь сводится к тому, что просто приходит медик, делает замер температуры тела и все. Иногда можно получить какую-то таблетку анальгина», — рассказывает Ольга Скрипник, председатель правления Крымской правозащитной группы.

Ольга Скрипник, председатель правления Крымской правозащитной группы Фото: investigator.org.ua

По словам Ольги Скрипник, есть рекомендации относительно того, что Россия должна изменять меры для удерживаемых лиц, например, на домашний арест. Однако этого не делается. Более того, в ужасных условиях — даже без еды и средств защиты — продолжается этапирования людей из Крыма в Ростов и обратно.

«После этого люди приезжают с очень плохим здоровьем, потому что их не кормят, они перемещаются в страшных условиях, то есть их иммунитет еще более ослаблен. Понятно, что они имеют еще больший риск заразиться и болеть COVID-19. Они не получают ни в Ростове, ни в Симферополе медицинской помощи», — говорит Скрипник.

По ее словам, по меньшей мере речь идет о 92 людях, граждан Украины, незаконно находящихся в неволе именно по политическим делам или религиозными. Часть из них находится в Крыму, часть, даже больше, незаконно перевезены в Российскую Федерацию, что является нарушением международного гуманитарного права.

«Что касается их состояния. Мы знаем о Сервера Мустафаева, и он и его адвокаты обращались за медицинской помощью, волновались, что у него есть симптомы COVID-19, но ее не получали. Также мы знаем, что несколько заключенных находятся в карантинной камере. Меньше всего мы знали о трех, я не имею права называть их фамилии. И они также говорили о том, что им не предоставляли ни медицинской помощи, ни масок, ни дезинфекторов», — говорит Ольга Скрипник.

Правозащитница замечает еще один важный момент:  СИЗО Симферополя переполнено. По ее словам, там превышен лимит людей, которые могут содержаться в помещении.

«Это признал даже директор ФСИН России Александр Калашников. Он направил письмо в Верховный суд России, и там он отмечал, что наиболее переполнены СИЗО в Москве и Московской области и в Крыму», — сказала Ольга Скрипник.

Правозащитница не исключает, что бездействие России по обеспечению медицинской помощью заключенных может стать основанием для ужесточения санкций против страны-агрессора в будущем.

Исполняющий обязанности генерального консула Украины в Ростове-на-Дону Тарас Малышевский с 14 по 17 апреля посетил 16 политзаключенных из Крыма, которых незаконно доставили на территорию России. Генконсул сообщил, что вскоре крымским политзаключенным будет перечислена финансовая помощь.

Также 140 украинских правозащитных организаций обратились к международным институтам и их государствам-участникам с призывом принять безотлагательные меры для остановки катастрофических последствий распространения коронавируса в местах лишения свободы во временно оккупированном Российской Федерацией Крыму, подконтрольном ей Донбассе, а также на территории самой России. Правозащитники считают, что организации ООН, Совета Европы, Европейского Союза, ОБСЕ должны срочно требовать от России выполнения принять неотложные меры для выполнения своих международных обязательств по защите жизни и здоровья находящихся ним лиц в соответствии с рекомендациями ВОЗ, сокращение численности тюремного населения через изменении меры пресечения на домашний арест и освобождение незаконно удерживаемых лиц на оккупированных территориях Украины.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine