В Международный уголовный суд направили доказательства использования РФ «живых щитов» во время оккупации Крыма

В офис прокурора Международного уголовного суда передали доказательства использования Вооруженными силами Российской Федерации гражданского населения как «живых щитов» во время захвата военных и административных объектов в Крыму в 2014 году.

Об этом во время пресс-конференции в Киеве в вторника, 26 февраля рассказал юрист Хельсинского союза по правам человека Максим Тимочко, передает Центр журналистских расследований.

«Это было не просто вооруженное противостояние, это было непосредственное сотрудничество гражданских лиц и российских войск. Существовали координаторы от Вооруженных сил РФ, сотрудничавших с координаторами, которые привлекали гражданских лиц. Гражданские лица делились на определенные категории: были не просто местные жители, проживавшие в Крыму, были и привезенные из РФ, представители казачества, представители самообороны», — рассказал Тимочко.

По его словам российские военные находились за спинами людей во время блокирования украинских военных и административных объектов — для того, чтобы украинские военные не смогли защищаться.

«Таким образом было захвачено не менее 10 военных объектов», — добавил Тимочко.

Максим Тимочко

По словам заместителя прокурора АР Крым Игоря Поночовного, на данный момент прокуратура АРК проводит досудебное расследование по статье 438 УК.

«Действия российских военных при использовании «живых щитов» должны пройти по статье 438 нарушения законов и обычаев войны Уголовного кодекса Украины. Это отправляет нас в том числе, Четвертой Женевской конвенции», — отметил Поночовный.

Игорь Поночовный, заместитель прокурора АР Крым Фото: investigator.org.ua

По словам заместителя прокурора, запрет на использование «живых щитов» закреплено в статье 28 Четвертой Женевской конвенции.

Подробнее о «живых щитах» — в сюжете Центра журналистских расследований.

«Впереди женщины, гражданские мужчины, за ними вооруженные военные и спецназ — такой метод воздействия на противника и одновременно защиты военных был достаточно распространен во время оккупации Крыма. Называется он «живым щитом». Его использование является международным военным преступлением и запрещено Женевскими конвенциями ООН. Несмотря на это, «живые щиты» из местных жителей или иных гражданских российские военные применяли при захвате всех стратегических объектов в Крыму».

Напомним:

  • Прокурор АРК Гюндуз Мамедов считает, что сотрудники украинских следственных органов должны учиться правильно квалифицировать военные преступления.
  • В Международном уголовном суде (МУС) могут рассмотреть вопрос открытия официального расследования по ситуации в Украине уже в 2019 году, считают правозащитники.
  • МУС квалифицировал аннексию Крыма как международный вооруженный конфликт между Украиной и РФ.
Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine