Шуцманы Путина. Блокпосты Севастополя

Євгенія Швіц, Центр журналістських розслідувань

Российские флаги, закрепленные на бетонных блоках, ежи и шипованные ленты на дороге, мешки с песком и шины, лозунги вроде «Бандерлоги не пройдут». Так выглядели блокпосты вокруг Севастополя в конце февраля - начале марта 2014 года. Вооруженные люди, которые несли на них дежурства, массово нарушали права человека - самовольно ограничивали в передвижении и задерживали граждан, останавливали и обыскивали машины и автобусы, изымали собственность. Среди «самообороновцев» были бывшие военные Черноморского флота РФ и украинского МВД, ветераны чеченских войн и откровенные уголовники-спортсмены, байкеры российского клуба «Ночные волки» и сербские четники. Заодно они служили и «живым щитом» для российских военных, стоявших неподалеку. Назовем имена тех, кто руководил подразделениями вспомогательной «гражданской» армии Путина.

Блокопст "Терновка", Севастополь. Фото "Вконтакте" Владимира Моспанюка

«Колыбель» оккупации Крыма

23 февраля в Севастополе на площади Нахимова проходит многотысячный митинг с пророссийскими лозунгами. Он перерастает в захват власти в городе под видом «избрания народного мэра» Алексея Чалого — гражданина РФ, владельца группы компаний «Таврида Электрик», завод которой есть и в Севастополе, и телекомпании НТС.

Формально он возглавляет не предусмотренный законодательством Украины орган под названием «Координационный совет по организации Севастопольского городского управления по обеспечению жизнедеятельности». Он принимает решение установить блокпосты на подъездах к Севастополю, якобы для недопущения в город вооруженных экстремистов, каковыми считают активистов Майдана и украинских патриотических организаций.

В тот же день возле ресторана «Шайба» у поворота на Балаклаву автотрассы Севастополь-Ялта установили противотанковые ежи, на дорогу положили мешки с песком, разбили палатку. Границы города начали совместно контролировать незаконные вооруженные формирования, наряды милиции и ГАИ.

На протяжении 23-25 февраля были построены блокпосты и в районе поселков Верхнесадовое, Гончарное, Терновка и на Орловском мосту.

В ночь на 28 февраля военные “УРАЛы” с так называемыми «вежливыми людьми» — вооруженными российскими военными без опознавательных знаков — заблокировали аэродром «Бельбек» и воинскую часть. На переднем крае севастопольцы развернули уже шестой по счету блокпост. Выглядел он декоративно, потому что за ним хорошо просматривался блокпост реальный — с российской военной техникой и солдатами.

Блокпост возле аэродрома «Бельбек» Фото blokpostsevastopol.ru

Последний блокпост на подступах к Севастополю развернули 28 февраля. Палаточный городок с полевой кухней и российскими флагами установили в районе Фронтового — села в Нахимовском районе Севастополя.

Установлением бетонных блоков на всех блокпостах занимались члены российского мотоклуба “Ночные волки” из Севастополя. Их президент — Дмитрий Синичкин в многочисленных интервью утверждал, что бетонные блоки собирали на заброшенных строительных площадках.

Василий Квишко, заместитель командира блокпоста «Верхнесадовое» Фото blokpostsevastopol.ru

Василий Квишко, заместитель командира блокпоста «Верхнесадовое», вспоминает:

«Буквально за сутки-двое мы вместе с «Ночными волками» организовали блокпост в селе Верхнесадовое, расставили бетонные заграждения, распределили обязанности и сразу же заступили на боевую вахту».

Командир блокпоста «Терновка» Юрий Вдовенко говорит, что «Ночные волки» сделали основную работу: «Надо отдать им должное. Молодцы ребята: поставили блоки, пригнали туда кунг. Наша задача была только собрать личный состав. Они привезли щиты металлические, они проводили с ребятами занятия — как стоять стеной, как держать оборону. Поставили металлические бочки, грелись у них ».

Командиры и бойцы блокпостов

«Верхнесадовое». Самый большой блокпост Севастополя. С 23 февраля под руководством его командира Олега Голованя трафик автомобилей, автобусов и людей на нем контролировали более сотни человек. Среди них на смены заступали как местные жители, так и приезжие русские казаки и даже сербские четники.

Блокпост «Верхнесадовое», г. Севастополь Фото blokpostsevastopol.ru

На видео — известный сербский боевик, лидер организации «Четницкое движение» Братислав Живкович. На блокпосту «Верхнесадовое» вместе с другими участниками блокпосту осматривает машины, проверяет документы. Мол, так он «морально поддерживает русских».

Живковича наградили медалью министерства обороны Российской Федерации «За возвращение Крыма». После Крыма он воевал на Донбассе,  а в августе 2018 года в родной Сербии его арестовали за наемничество, участие в войне в чужой стране и вербовку боевиков.

«Шайба». Первый блокпост, который «самообороновцы» развернули на въезде в Севастополь, был совмещен с постом ГАИ.

Блокпост «Шайба», г. Севастополь Фото blokpostsevastopol.ru

Командиром блокпоста стал Виталий Гладищук. Подразделение самообороновцев, которые несли дежурство на этом блокпосту, был неоднородным и непостоянным. Некоторое время здесь также стояли сербские четники и кубанские казаки.

«Гончарное». Блокпост установили 23 февраля 2014 «Ночные волки».

Блокпост «Гончарное», г. Севастополь Фото blokpostsevastopol.ru

24 февраля определились командиры БП «Гончарное» — Дмитрий Жиляков, Алексей Федорин и их заместитель Павел Самосудов. Вахту несли вместе с казаками и сербами-четниками.

На блокпост принесли щиты — такие же, как те, что использовал «Беркут» на Майдане. Построили деревянные ограждения и укрытия из мешков с песком. Все оружие, которое изымали коллаборационисты в проезжающих авто, оставляли на блокпосту

«Терновка». Вечером 25 февраля сюда привезли строительную технику, бетонные блоки и развернули блокпост. В прошлом офицер милиции Юрий Вдовенко взял на себя командование постом.

Блокпост «Терновка», г. Севастополь Фото blokpostsevastopol.ru

Вместе с двумя своими сыновьями Дмитрием и Евгением Вдовенко, сербами и «Ночными волками» ограничивал свободное передвижение граждан.

«Орловский мост». Этот блокпост также развернул Дмитрий Синичкин — президент севастопольского отделения клуба «Ночные волки». Командиром стал его одноклассник — капитан третьего ранга запаса Богдан Григоренко. В эфире севастопольской радиостанции «Вести FM»  Григоренко рассказывает, что он и другие бойцы были вооружены охотничьими ружьями:

«У меня был гладкоствол мой — зарегистрированный, официальный. У тех людей, которые приезжали, охотники, тоже гладкоствольные стволы и коктейли Молотова, мы наделали. У меня на блокпосту их было что-то около 150 штук. В первый день мы наделали. Нам показала хунта, чем можно отбиваться «.

На фотографиях, опубликованных на сайте «Блокпост Севастополь» зафиксировано, что на «Орловском мосту» был установлен автоматизированный зенитный ракетный комплекс «Оса» Черноморского флота РФ.

Блокпост «Орловский мост”. Зенитный ракетный комплекс «Оса». Фото blokpostsevastopol.ru

«Бельбек». После того, как «зеленые человечки» заблокировали аэродром и воинскую часть, перед ними был установлен блокпост «Самообороны Севастополя» под руководством Юрия Кокина.

Блокпост «Бельбек», г. Севастополь Фото blokpostsevastopol.ru

На видео и фото хорошо видно вооруженных военных и российские военные “УРАЛы”, перекрывающие проезд к аэродрому. А перед ними, на блокпосту — мешки с песком, автомобиль милиции, самодельные дорожные ограждения и «живой щит» из бойцов самообороны.

«Фронтовая». Последний блокпост на въезде в Севастополь появился 28 февраля. Командир — Андрей Ситников. До установки блокпоста, с 24 февраля, проверку автомобилей в Бельбекской долине осуществляла мобильная группа «Город Севастополь» под командованием Сергея Осипенко.

Блокпост «Фронтовое», г. Севастополь Фото blokpostsevastopol.ru

Устанавливать блокпост помогали «Ночные волки» под руководством Дмитрия Синичкина и спецподразделение самообороны «Рубеж», которым руководили Владимир Мельник и Игорь Петров. В состав блокпоста входили бывшие военные ЧФ, казаки Черноморской казачьей сотни Анатолия Мареты и сотни «Соболь» Виталия Храмова.

Коллаборанты проверяли авто, контролировали подходы к газопроводу  и железнодорожному мосту.

Вооружение и обеспечение  

«Коктейли Молотова» и черенки лопат — о таком оружии, используемом на блокпостах, рассказывали командиры и бойцы «самообороны» в интервью журналистам. Но известно, что бойцы были вооружены охотничьими ружьями, а затем с вооружением комбатантам подсобил Игорь Гиркин (Стрелков).

Об этом рассказал Олег Головань, командир блокпоста «Верхнесадовое»:

«У нас изначально не было никакого вооружения, кроме бутылок с «коктейлями Молотова» и черенки для лопат. А потом, с помощью Стрелкова Игоря Ивановича, всем известного, мы получили оружие. И после этого стало намного проще нам заниматься своими обязанностями».

В эфире телеканала ИКС-ТВ Олег Головань также уточнил, что его блокпосту предоставили 10 автоматов и на нем появились снайперы. Он называет три источника предоставления «гуманитарной помощи»: штаб «Самообороны Севастополя», администрация и Координационный совет города, откуда на блокпосты отправляли бронежилеты, обмундирование, щиты и горюче-смазочные материалы, и Черноморский флот РФ.

«Один из немногих постов, который был оборудован радиостанцией. У нас был прямой канал связи со штабом Черноморского флота, сейчас уже можно об этом говорить. Поэтому мы находились в более выгодном положении. И когда образовался штаб наш координационный, потом наш самообороны, мы получали четкие указания, появилось новое руководство ».

Вокруг темы получения гуманитарной помощи со временем начались скандалы. Известно, что с первых часов «русской весны» были заявлены номера счетов для помощи «защитникам города русской славы» — это были благотворительные счета фонда «35 батареи» братьев Чалых. Средства перечисляли как жители Севастополя, так и россияне. На что пошли собранные на них в первые дни 5 млн — неизвестно.

Виктор Литвинов был фактически заместителем Алексея Чалого — наравне с его братом Михаилом Чалым, возглавлявшим силовое крыло Координационного совета. По его же словам, он отвечал за координацию действий подразделений самообороны и обеспечения их необходимым. В интервью изданию Новости Севастополя он так описывает действия по обеспечению самообороновцев Севастополя:

«Когда мне принесли заявки на обмундирование, питание и ГСМ, то после подсчетов выяснилось, что нужна очень приличная сумма — около 0,5 млн гривен. Чалый платить за это отказался.

Тогда мы обратились к военным, и они заявку удовлетворили в полном объеме. Мне позвонили начальники продслужбы, вещевой службы и ГСМ ЧФ и сообщили, что они готовы выдать все, что мы просим.

— Кто получал и как приходуется это имущество и топливо?

— Заниматься этим было поручено Олегу Рослякову (командир штаба  «Самообороны Севастополя», бывший командир полка морской пехоты ЧФ РФ -ред.). Его люди получали, свозили все в помещение бывшего военкомата и выдавали. Кстати, сухпайки, о которых так много потом говорили, были поставлены не с гуманитарной помощью, а получены от военных. Это было то, что осталось от сочинской Олимпиады. В них находились продукты, приготовленные по самой современной технологии, полноценный завтрак, обед и ужин».

О том, что основное материальное обеспечение блокпостов и самообороны предоставлял Черноморский флот, во время “русской весны” не говорили по понятным причинам. Зато российские телеканалы рассказывали трогательные истории о бабушках, которые приносили на блокпосты последние крупы. Без сомнения, такие случаи были — поддержка севастопольцев была очевидной. Но основное обеспечение предоставлялось с военных складов, о чем ветераны «весны», перессорившись, уже рассказывают сами.

После «референдума»

16 марта 2014 в Крыму и Севастополе прошел так называемый «референдум» о присоединении к России, а 18 марта в Москве подписано «соглашение» об их «принятии» в состав РФ.

Но блокпосты не убирали, пока не были захвачены Штаб ВМС Украины и военные корабли, которые базировались в бухтах Севастополя.

В их захвате участвовали и бойцы формирований с севастопольских блокпостов. Андрей Ситников, командир блокпоста «Фронтовое» вспоминал: «Блокпосты закаляли людей, которые на них находились. В дальнейшем большинство из них пошли освобождать военные части, заходили на корабли, в штаб ВМС Украины. Когда мы шли на абордаж «Хмельницкого»(корвет ВМСУ —ред.) Вместе с «Рубежом», тогда было не по себе».

С началом вооруженного вторжения России на Донбассе некоторые из «самообороновцев», стоявших на блокпостах, поехали воевать в ОРДЛО. И отдавать за очередную российскую авантюру свои жизни. На сайте «Блокпост Севастополя» есть раздел «Вечная память героям». В нем — перечень севастопольцев, погибших на Донбассе и, вероятно, в Сирии, где Россия также использовала крымских комбатантов- «ихтамнетов». Вот этот список (все фото —  blokpostsevastopol.ru):

1. Дмитрий Данилов. Нес дежурство на БП «Шайба». После референдума воевал на территории «Новороссии» в составе зенитного расчета. Сообщается, что погиб, спасая раненого товарища. Похоронен 11 ноября 2014. 

2. Алексей Буцкий. Дежурил на БП «Орловский мост». На Донбассе имел позывной «Тавр», воевал в составе батальона «Степь» . 15 августа 2014, как сообщается на сайте блокпостовцев, Алексей «прикрывал отход двух батальонов в составе трех танков Т-64». Его танк подожгли, наводчик и механик скончались на месте. Командир погиб по дороге в госпиталь. Похоронен в поселке Червоная заря Донецкой области, в километре от КПП Мариновка-Куйбышево.

3. Александр Савченко. Нес дежурство на БП «Шайба». Водитель-механик БРДМ (боевая разведывательно-дозорная машина). Погиб в июле 2014. 

4. Алексей Ивахненко. Дежурил на БП «Шайба» и «Верхнесадовое». Бывший мичман ЧФ РФ. 5 июня 2014 отправился на Донбасс в составе батальона «Степь», позывной «Мичман». Был командиром танка Т-64. На сайте указано, что он подбил 4 танка, гранатометную точку, БТР ВС Украины. 22 июня участвовал в бою в районе поселка Кожевня Донецкой области. Умер от ранения 27 июля 2014 в Донецком ожоговом центре. Посмертно награжден медалью «ДНР» «За боевые заслуги». 

5. Дмитрий Завгородний. Родился в Краматорске, работал строителем в Москве. В 2014 вернулся и вступил в войска «ДНР». Воевал в должности стрелка. Погиб в бою под г. Углегорском 1 февраля 2015г. Похоронен в Севастополе. О том, как он причастен к оккупации Крыма, информация отсутствует.

6. Эдуард Грядов.  Есаул 4-го дивизионного батальона 1 казачьего Терского офицерского полка им.Бакланова. Позывной «Шаман». В октябре 2014 года стал сотрудником «Управления специальных операций Генпрокуратуры ДНР». Летом 2015 — атаман казачьего отряда под Луганском. Погиб в бою у поселка Сокольники в августе 2015 года. Похоронен 29 января 2015 в Севастополе.

Как видим, несколько бывших севастопольских «блокпостовцев» воевали на Донбассе в батальоне «Степь». По данным ресурса «Донбасс — Украина», в состав этого казачьего НЗФ входили группы бойцов из Крыма и Владивостока. «Крымских вообще объективно не устраивал расклад сил в батальоне, которым командовал какой-то казачок Самурай (сейчас этот человек возводиться в ранг героя, видимо за то, что в Кожевино положил 50 своих солдат в тупом и бездарном бою, о чем можно поинтересоваться в открытых сетях)», — пишет автор статьи.

Свое существование блокпосты на въезде в Севастополь прекратили 22 марта, когда Алексей Чалый подписал соответствующее распоряжение № 30 “О ликвидации блокпостов на въездах в город Севастополь”. Участники незаконных вооруженных формирований, которые дежурили на блокпостах, 8 августа 2014 г. создали общественную организацию по содействию и укреплению правопорядка и безопасности «Севастопольский блокпост». 

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine
Перейти к верхней панели