Вода, закон и зрада

Євген Лешан, Центр журналістських розслідувань

Тема возобновления поставок воды в оккупированный Крыму очень болезненна. Представители новой власти периодически повышают уровень боли, предлагая различными способами урегулировать этот вопрос без деоккупации полуострова. Именно поэтому опасность потери контроля государства над Северо-Крымским каналом - мнимая или реальная - становится удобным инструментом мобилизации общественности и депутатов для отпора нежелательным законодательным инициативам. Центр журналистских расследований разбирался в истоках и основаниях последнего скандала вокруг статуса Северо-Крымского канала.  

Північно-Кримський канал. Скріншот: НОВОСТИ КРЫМА LIVE

Все началось с комментария депутата фракции «Голос» Ярослава Юрчишина каналу «Суспiльне.Крим» по опасного законопроекту «О перечне объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации», который может открыть дорогу днепровской воде в оккупированный Крыму. 

«Законопроект №2831-1 авторства депутатов от «Слуги народа» исключает из перечня предприятий, которые нельзя приватизировать, главные артерии, по которым поставлялась вода в Крым. Это Управление Северо-Крымского канала и Управление Главного Каховского магистрального канала», — сказал Юрчишин в интервью каналу «Суспiльне.Крим». 

Ярослав Юрчишин, народный депутат, фракция «Голос» Фото: Громадське

Очередь водоносов

Если депутат хотел объединить патриотическую часть общества и депутатского корпуса против указанного законопроекту — то он выбрал очень эффективный способ. На попытки дать воду оккупантам реакция обычно бывает резкой. Вспомним:

В октябре 2019 председатель бюджетного комитета Верховной Рады Юрий Аристов (фракция, конечно, «Слуга народа») в программе «Схемы» высказал идею о подаче воды в оккупированный Крыму, назвав его Россией.

Юрий Аристов, глава бюджетного комитета ВР Украины Скриншот: «Схемы»

В феврале 2020 года  добавил хайпу председатель фракции «Слуга народа» Давид Арахамия — он предложил обменять воду для Крыма на вывод российских войск из Донбасса. (О параде водоснабжающих инициатив пропрезидентской фракции читайте в обзоре «Как «слуги» топят Зеленского в днепровской воде»)

Давид Арахамия, глава фракции ВРУ «Слуга народа» Фото: WTECH Ukraine

Вслед за Арахамией принялся мечтать слуга народа Юрий Камельчук — он хотел бы продавать России воду по цене газа, который Россия хочет продавать Украине. 

А в марте 2020 года уже премьер-министр Денис Шмыгаль заявил, что подача воды в оккупированный Крым — это не вопрос торговли с оккупантом, а вопрос гуманитарной ответственности. Потом, правда, вспомнил о деоккупации. 

Неосуществимая приватизация

Собственно, приватизацией Северо-Крымского канала нас пугал еще в феврале 2020 бывший нардеп от Блока Петра Порошенко Сергей Хлань (подробнее — в статье «Потекут ли «Воды Таврии» в Крым?»).Но ничего, кроме законопроекта 2831, представленного правительством Гончарука, он в подтверждение своих слов не привел. Этот законопроект должен был вывести ряд предприятий из перечня запрещенных к приватизации, но был отозван уже в марте.  

А законопроект от депутатов фракции «Слуга народа» №2831-1, которым нас пугал недавно депутат Юрчишин и который Верховная Рада с треском провалила на голосовании — очень похож на тот отозван проект Гончарука. Он так же вводит три отдельных перечня предприятий, контроль над которыми должен оставаться в руках государства. 

Но есть и разница: законопроект №2831-1 еще должен был урегулировать особенности разделения акционерного общества «Українська залізниця» на три части — на оператора инфраструктуры, а также на пассажирского и грузового перевозчиков, с последующим их акционированием, и давал разрешение на приватизацию остальных активов Укрзалізниці. 

Дарницкий вагоноремонтный завод Фото: Укрзалізниця

Логично предположить, что именно ради разделения Укрзалізниці и был инициирован этот законопроект. 

А причем здесь Управление Северо-Крымского канала? Действительно ли законопроект №2831-1 выводит его из перечня предприятий, не подлежащих приватизации?

Да, но не совсем. Вернемся в октябрь 2019 года. Именно тогда Верховная Рада отменила закон «О перечне объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации», принятый еще в далеком 1999 году. 

Тот перечень на момент отмены содержал 1226 предприятий. И с октября прошлого года он не действует. 

А новый законопроект №2831-1 с таким же названием «О перечне объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации» содержал суммарно лишь 218 предприятий. 

То есть, это не была попытка изъять из перечня Управление Северо-Крымского канала, потому что перечня уже давно не существует.  

Управление Северо-Крымского канала, г. Таврийск Фото: tavriysk.ks.ua

Наоборот, это была попытка восстановить перечень, «потеряв» по пути более тысячи предприятий. И среди них — Управление Северо-Крымского канала. 

Зачем это Игорю Васильковскому, Юрию Киселю, Юзику Корявченкову, Александру Скичко и другим депутатам — «слугам народа», которые стали авторами закона? 

Видимо, срабатывает коррупционно-хватательный рефлекс. Умноженный на незнание профильного законодательства.

Итак, никакого действующего перечня предприятий, не подлежащих приватизации, с октября прошлого года не существует. Почему же Управление Северо-Крымского канала до сих пор не приватизировали? 

Поэтому что — не перечнем единым. Есть еще Закон «О приватизации государственного и коммунального имущества». А в этом законе есть часть вторая статьи четвертой, которая относит к объектам, которые не подлежат приватизации, «водохранилища и водохозяйственные каналы комплексного назначения, гидротехнические защитные сооружения, объекты инженерной инфраструктуры общегосударственных и межхозяйственных мелиоративных систем».

Северо-Крымский канал в Херсонской области, апрель 2020 Фото: upkk.davr.gov.ua

Это — как раз о Северо-Крымском канале. А часть пятая статьи четвертой закона «О приватизации государственного и коммунального имущества» еще добавляет определенности: 

«Объекты государственной собственности, определенные частью второй настоящей статьи, не подлежат приватизации независимо от их включения в Перечень объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации ».

То есть, есть перечень или нет — приватизировать Северо-Крымский канал все равно нельзя.

Но и этого мало. Закон, который в октябре 2019 года отменил перечень предприятий, не подлежащих приватизации, вместе с тем добавил в закон «О приватизации государственного и коммунального имущества» следующую норму: 

«Объекты права государственной собственности, которые находятся на временно оккупированных территориях, не подлежат приватизации до полного восстановления конституционного строя Украины на временно оккупированных территориях «.

И это опять о Северо-Крымском канале, большая часть хозяйственного комплекса которого находится именно на оккупированной территории Крыма — это собственно магистральный канал, четыре подъемные насосные станции и оросительно-обводнительная сеть общей протяженностью более тысячи километров. 

То есть, в украинском законодательстве на сегодняшний день существует как минимум три нормы, исключающие приватизацию Северо-Крымского канала. 

Мертвый канал

В этом месяце мы получили первое решение международного суда по водоснабжению оккупированного Крыма. Питерские адвокаты попытались использовать «Крымский производственный рыбокомбинат» из Красноперекопска для подачи иска против Украины в Европейский суд по правам человека. Требовали возмещения убытков, причиненных предприятию прекращением поставок днепровской воды в оккупированный Крыму. Но ЕСПЧ отказал. Это преступление России, поэтому и риски ее — пусть Москва и возмещает. 

Но если кто-то из украинских чиновников ищет смерти — по крайней мере, политической — он, конечно, может пустить воду в Крым. 

Заросшее русло Северо-Крымского канала в районе Армянска Скриншот: investigator.org.ua

Вся она пойдет на орошение лесополосы, выросшей в опустевшем русле канала. На видео с БПЛА, которое мы получили из Крыма, хорошо видно, как оккупанты берегут захваченное украинское имущество — они его уничтожают. 

Немедленная подача воды станет едва ли не большей катастрофой для Крыма, чем ее отсутствие. Попав в пересохшие и разрушенные крымские каналы, днепровская вода уйдет в трещины, сольется с грунтовыми водами и подтопит крымские земли, сделав их непригодными для хозяйства. 

Надо смотреть правде в глаза: Восстановление подачи воды в Крым невозможно не только политически, но и технологически. Ему должно предшествовать капитальное восстановление сотен километров каналов и оросительных сетей. И то, что Россия этого не делает — лучше всего свидетельствует, что на возобновление поставок днепровской воды Кремль не рассчитывает. Нам придется поить Крым самостоятельно — «когда мы вернемся назад всем народом». 

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine