Владимир Казарин о вступительной кампании для детей из Крыма, о карантинных ограничениях и информационной блокаде

Один из инструментов «мягкой деоккупации» Крыма - привлечение жителей оккупированного полуострова к получению высшего образования в вузах на свободной территории Украины. На количество молодых крымчан, которые получают образование в украинских вузах, влияют пандемия COVID-19, карантинные ограничения, репрессивная миграционная политика оккупантов и установленная ​​Россией информационная блокада оккупированных территорий, в результате которой украинские граждане по ту сторону КПВВ не знают о доступности и преимуществах украинского образования. О том, как в 2021 году происходит вступительная кампания для жителей оккупированных территорий, говорим с ректором Таврического национального университета им. Вернадского Владимиром Казариным.

Володимир Казарін, ректор ТНУ ім. Вернадського Фото: investigator.org.ua

Евгений Лешан: Владимир Павлович, что ждёт абитуриентов из Крыма в 2021 году?

Владимир Казарин: К счастью, мы возвращаем фиксированный набор, которого в прошлом году в силу каких-то непонятных обстоятельств мы лишились. Он касается всех ВУЗов с оккупированных территорий. Я надеюсь, это просто недосмотр — когда вносили поправки в закон о высшем образовании в 2020 году, то оккупированные территории Донецкой, Луганской областей там остались, а оккупированные территории Автономной Республики Крым и города Севастополя — исчезли. Сейчас нам помогает и представительство президента в Крыму, его руководитель Антон Кориневич, и комитет по образованию Верховной Рады, и многие другие. Я надеюсь, что эта ошибка будет исправлена. И крымчане, которые поступают к нам, в большем объеме получат бюджетные места. Ведь для большинства из них учёба на контракте невозможна. Потому что у тех же крымских татар семьи без работы, под притеснением — у них не то положение, чтобы платить за учёбу ребёнка. 

Хорошо, что остались образовательные центры «Крым-Украина», «Донбасс-Украина». Потому что были разговоры: давайте их отменим, пусть на общих основаниях поступают. Не могут дети из оккупированных территорий — Донецка, Луганска, Крыма и Севастополя — на общих условиях состязаться с другими, которые в школах слушали уроки по украинскому языку, украинской литературе, по украинской истории, по украиноведению, и так далее. Потому что они лишены были этого объёма знаний. Для того и создана эта система, которая позволяет им поступить и быстро адаптироваться вместе с другими украинскими студентами. В этом смысле мы — универсальный университет. У нас учатся дети из оккупированного Крыма, Севастополя, дети из оккупированных территорий Донецка, Луганска и дети со всей Украины от Львова до Днепра. Поэтому наш университет, наверное, даже единственный — «зеркало» всей Украины. Здесь все категории студентов. 

Что нас беспокоит — в частности, что донбасские участки границ перекрывались, создавались препятствия проезду сюда молодых людей, чтоб они могли подать заявление. Вроде сейчас эти ограничения сняли. Теперь на пороге такой же беды мы стоим в Крыму. Потому что, по последним данным, в Крыму рекордное количество заболевших. Месяца три назад фиксировался рост — и этот самый высокий показатель сегодня превзойден. В связи с этим поговаривают о необходимости закрытия въезда в Крым, в том числе, чтобы отдыхающих было поменьше, которые завозят вирус…

Владимир Казарин, ректор ТНУ им. Вернадского Фото: investigator.org.ua

Евгений Лешан: С нашей стороны, или с их  стороны говорят о закрытии въезда?

Владимир Казарин: Российская сторона говорит. Если они на это пойдут — мы опять столкнемся с тем, что дети не смогут пересечь КПВВ, и им придется возвращаться и ждать другого момента. Каждое лето такое происходит, и главная причина состоит в том, что оккупанты не хотят позволить детям уехать в Украину и поступать в украинские вузы. Они понимают, почему в большом количестве крымская молодежь в этот период едет в Украину. Именно поэтому, зная, что они будут сталкиваться с запретами, мы  — спасибо Министерству образования, всем, кто к этому имеет отношение… В обыкновенных университетах — девятого июня начинается вступительная кампания, и 20-25 июля — заканчивается. У нас она длится до середины-первой половины октября. То есть она у нас три с половиной месяца длится. Потому что раз не получилось проехать — дети возвращаются через две недели. Опять попытка — не получилось. Третья попытка в августе — получилось, проехали. И мы готовы их принимать и в июле, и в августе, и в сентябре, и даже в октябре — для того, чтобы дать им возможность стать украинскими студентами. Сохраняются программы «Крым-Украина», «Донбасс-Украина», а значит — можно приезжать с любым паспортом, и даже без паспорта. Для крымчан — свидетельство о рождении, которое подтверждает, что в украинское время в украинском Крыму этот ребенок родился. То есть, для Украины он — свой гражданин. Можно привезти любой документ об образовании: аттестат с двуглавыми орлами, или даже просто справку. Мы примем любой документ. Нас не интересует, что там двуглавые орлы. Мы создадим образовательную декларацию на основе этого «псевдоаттестата» и по этой образовательной декларации с ними будем работать. У нас по прежнему гарантированное поселение в общежитие для всех, кто к нам приедет и поступит. Стабильность в этом вопросе чрезвычайно важна, потому что она подпитывает родителей и даёт возможность детям осуществить мечту.

Евгений Лешан: Как преодолеть неосведомленность крымчан о возможностях образования на свободной территории Украины?

Владимир Казарин: Вы знаете, у меня это иногда вызывает даже такой внутренний бунт и протест, когда звонит какой-нибудь родитель и говорит «О, оказывается, можно поступить без ЗНО!». Я думаю: Господи, семь лет мы об этом говорим на всех телеканалах, включая и ваше СМИ, об этом говорят FM-радиостанции, которые вещают на Крым. Об этом пишут в соцсетях, об этом говорят на YouTube, мы проводим целые телемосты, чтобы об этом рассказать и они об этом узнали. Проходит время — и появляются родители или знакомые этих детей: «А что, правда, можно поступить без ЗНО?»  Я уже даже реагировать на это бурно не могу. Я говорю: «Да, это так. Будьте добры, скажите об этом всем, кого вы знаете. Будьте добры, передайте это дальше…» Наверное, сарафанное радио всегда останется в нашем отечестве главным инструментом в распространении информации. И одновременно я знаю, что каждый год снова будут приходить родители и дети со словами: «А мы не знали, оказывается, можно вот так». Можно! Без ЗНО, по спецпрограмме образовательного центра «Крым-Украина», где вы, в рамках школы, которая к нам прикреплена — а мы предварительно вас ещё и проконсультируем — сдадите украинский язык и украинскую историю в рамках школьной программы, и потом у нас сдадите один профильный экзамен, и потом по этим трем оценкам мы вас будем зачислять. И первый год интенсивной учёбы в университете, где дополнительно и украинский язык, и история, вы адаптируетесь в студенческой среде, вы станете частью этой среды. Вы не будете уже уступать в своих знаниях вашим сокурсникам. И к концу первого курса мы убедимся, что вы это сделали и вы теперь органичная часть украинского студенчества.

Владимир Казарин, ректор ТНУ им. Вернадского, и Евгений Лешан Фото: investigator.org.ua

Евгений Лешан: Какие ошибки допускают крымчане, стремясь к украинскому образованию?

Владимир Казарин: Иногда родители в Крыму, желая помочь своим детям, например, пытаются зарегистрировать его в какой-нибудь школе в Херсонской, Николаевской области. И он учится там дистанционно последний год или полтора года. И получает украинский аттестат в этой школе. Я хочу сказать родителям: «Не надо этого делать!» Потому что как только он получает украинский школьный документ об образовании, с этого момента он теряет право на поступление через вот эти специальные программы образовательных центров «Крым-Украина», «Донбасс-Украина». И тогда он должен только через ЗНО поступать. Некоторые очень хотят помочь детям, а на самом деле они таким образом детей от этой программы отключают. Хочу всем сказать — не надо. Пусть он идёт по этой общей программе, и можно даже не ждать одиннадцатого класса. Можно просто после девятого приехать и в наш колледж поступить. И этот колледж ты закончишь через два, два с половиной года, получишь украинский аттестат и первый диплом младшего специалиста или младшего бакалавра. И потом можешь идти в университет сразу на второй-третий курс. Есть такой путь — через колледж, который к нам прикреплен, который с нами работает, он является структурным подразделением Таврического Национального университета имени Вернадского. 

А став студентом нашего университета, или других университетов, которые по этим программам работают, с украинским зарубежным паспортом ты становишься студентом, который может продолжать учиться в Таврическом университете и одновременно прикрепиться и стать студентом польского ВУЗа, болгарского ВУЗа, литовского, латышского, эстонского, ты можешь в Турции учиться параллельно. Китайские большие программы со стипендиями — пожалуйста, отправляйся туда. Это сложнее, но если ты хочешь освоить эту культуру, этот язык — дороги для тебя открыты. Тебя ждут университеты Азербайджана, Греции, Франции, Италии и других. Это не мечта, это реальность — можно получить украинский диплом, и одновременно — польский, одновременно — литовский, одновременно — немецкий, и другие. У нас уже есть такие выпускники, которые параллельно с нашим университетом швейцарский вуз заканчивали или польский. Сегодня для молодежи, которая намерена много работать, преодолевать сложности, всё открыто.

Евгений Лешан: Сколько крымчан — жителей оккупированной территории Таврический Национальный университет принял в прошлом году?

Владимир Казарин: До 23% наших студентов — это дети с оккупированной территории Крыма, приблизительно 27-28% из Донецкой, Луганской области — их чуть больше, но там и человеческий потенциал больше. Оттуда дети к нам приходят, потому что мы — единственный университет из перемещенных, который пустили в Киев, благодаря нашему отцу-основателю Владимиру Вернадскому, основоположнику Академии Наук и первому ее президенту. Дети хотят в Киев, где можно и учиться, и отдыхать. Поэтому сегодня дети с оккупированных территорий Донбасса к нам тоже поступают. В сумме они 50-52% составляют, а остальное — вся Украина. Поэтому, если мы выпускаем в этом году с учетом бакалавриата, около 1300 — 1400 дипломов, то из них приблизительно 350 будут крымчане, которые получат эти дипломы и отправятся уже в независимое, взрослое плавание по этой жизни. 

Евгений Лешан: Каковы прогнозы на приемную кампанию в этом году?

Владимир Казарин: Я думаю, что мы не повторим кампанию прошлого года. У нас тогда было шесть тысяч заявлений…

Евгений Лешан: Это не смотря на пандемию?

Владимир Казарин: Да. Это было лето прошлого года, еще накануне всех ограничений мы находились. Но, я думаю, в результате пандемии люди стали осторожнее, с меньшей легкостью выезжать с тех мест, где они живут. Тем более, некоторые уже поговаривают о возможности третьей волны эпидемии. И всё это накладывается на настроение, в первую очередь, родителей, которые берегут своих детей. Первое время мы были немного настороже, цифры были меньше прошлогодних, но потом стало ясно, что сказываются эти барьеры на границах, которые вводятся и потом отменяются. Но сейчас у нас каждый день прирост. И я думаю, что сказывается вся наша работа, которую мы делаем вместе с журналистами, и по своим университетским каналам сообщаем. Студенты второго-третьего курса едут домой — мы всех их просим рассказывать про университет, про систему поступления. Они это делают как живые свидетели того, что они поступили, что они учатся… И они не пропагандой занимаются, а рассказывают о своей жизни. Всё это вместе дает результат, и я надеюсь, что будет рост значительный. Если третья волна епидемии опять нас не коснется.

Видеоверсию интервью Владимира Казарина для Центра журналистских расследований можно посмотреть здесь:

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine