Національна ідея кримських татар

Арсен Жумадилов, политолог, преподаватель Национального университета «Киево-Могилянская академия», крымчанин​

Наявність національної ідеї або, скоріше, потреба в ній - відмінна риса спільнот політичних від спільнот родоплемінного типу. У спільнотах племінного типу інтегрованість людей грунтується на простому правилі кровного споріднення, влучно сформульованому в бедуїнському прислів'ї «Я - проти мого брата. Мої брати і я - проти моїх двоюрідних братів. Мої двоюрідні брати і я - проти всіх інших». Такі спільноти не потребують пошуку додаткових смислів для підтримки соціальних зв'язків. Весь сенс вже укладено в походженні. До подібних спільнот сьогодні можна зарахувати значну кількість малих народів, в тому числі в сусідній Росії, пише Арсен Жумаділов для видання Крим.Реалії.

Касательно же сообществ политических, то их сшивают понятия совершенно иного категориального ряда – благоденствие, справедливость, свобода, соотношение общего и частного, коллективного и индивидуального. Со времен древних греков и по сей день политические сообщества предпринимают попытки сформулировать общие смыслы для своих членов. С подъемом национализма в эпоху модерна поиск таких смыслов каждым народом был сформулирован как поиск национальной идеи такого народа. Понятие национальной идеи вместило в себя объяснение общности народа (почему не «я», а «мы»), разъяснение общего блага (во что мы верим), мобилизацию его к достижению общих целей (как мы боремся за то, во что верим).

Крымтатары (крымские татары, в публикации сохранен авторский стиль – КР) на протяжении уже многих столетий однозначно развиваются как общность политическая, объединенная не кровным родством, но категориями другого качества, соответствующего уровню развитых национальных сообществ. Крымтатарам для комфортного существования и динамичного развития точно не будет достаточным апеллирование к племенам, родам, селам. В силу разного происхождения такие поиски будут приводить лишь к разделению народа на более мелкие группы с объективной тенденцией к дальнейшему фракционированию. Путь в никуда.

Вместо этого как минимум последние 150 лет крымтатары формулировали, по сути, национальную идею крымтатар в форме инклюзивных и мотивирующих смыслов: нечто, что вмещало в себя всех и затем мотивировало, собственно, всех к достижению неких целей.

19 век: крымтатары есть народ, который должен занять достойное место среди других народов региона, живя на своей земле.
Начало 20 века: крымтатары есть народ, который имеет право независимо от других определять свою судьбу на своей земле.
Вторая половина 20 века: крымтатары есть народ, который имеет право жить на своей земле.
Сегодня нашу национальную идею необходимо сформулировать так, чтобы она пояснила нам, как мы можем друг друга идентифицировать в одно понятие «мы», во что мы верим, за что мы готовы бороться. Она должна резонировать с большинством, убеждать его, приглашать это большинство к действию.

Крымтатарский народ на своей, Богом данной земле. Язык, убеждения, ценности, мироощущение крымтатар должны доминировать в Крыму. Когда в Крыму, поступай, как поступают крымтатары вне зависимости от национальности.

Данную формулировку следует трактовать следующим образом: «Крымтатары имеют свою коллективную идентичность. Данная идентичность должна иметь возможность реализоваться в физическом пространстве как его доминантная характеристика. Данным пространством для идентичности крымских татар по праву является Крым. Численные пропорции населения в Крыму не имеют решающего значения. Основа права – прерогатива крымтатар на Крым, на свою землю. Другой у нас нет, отступать некуда».

Соответственно, в Крыму не могут воспеваться тираны этого народа, не может трактоваться история в ущерб этому народу, в Крыму не может глушиться крымтатарская речь, в Крыму должны создаваться все условия для развития крымтатарской идентичности, для ее успеха в региональном и глобальном измерениях. Крым не может становиться объектом чьих-то притязаний. Мы не должны искать с кем-либо компромиссы в отношении сказанного выше, как никто не ищет компромисс с нами при решении своих вопросов в других точках земного шара.

Интуитивно очевидно, что данная национальная идея является, по сути, призывом к действию. Наша земля, наше пространство. Хочешь жить в Крыму, do as Qırımtatarlar do (делай так, как делают крымские татары – КР). Мы же, крымцы, должны продемонстрировать лидерство в целом спектре вопросов, дабы было ясно, что именно означает «делать, как крымские татары». Это не только язык, но и вопросы общественного устройства, ценностей, социальной справедливости, ответственности перед будущими поколениями, перед другими живыми существами, отношение к иным современным цивилизационным вызовам. Для такого лидерства нам необходимо иметь достаточную степень моральной готовности и адекватные процессы обсуждения, легитимации совместных решений. Пока с этим проблемы, но это тема отдельного разговора.

В последние годы наблюдаю как некоторые крымтатары пребывают в активных поисках «своих» среди представителей других народов. Предавая забвению свой язык и переходя полностью на другой, забывая свои праздники и отмечая праздники других народов, не почитая свою историю и принимая историю других народов, как свою. Такие крымтатары, сами того не понимая, вываливаются из круга своих в глазах у крымтатар, но и далеко не факт, что при этом они действительно принимаются другими.

В рамках серии известных экспериментов, проведенных польским психологом Генри Тайфелем после Второй мировой войны, было обнаружено, что человек на уровне базовых инстинктов склоняется к большей эмпатии в отношении представителей своей группы. Причем критерии отнесения в группу могут быть минимальными. Например, людей разделяли на основании подбрасывания монетки на группу «орла» и группу «решки». Или же показывали лист бумаги с точками. Независимо от реального количества точек, одной группе людей говорили, что они переоценили количество, другой – недооценили. Соответственно формировали группы «переоценивателей» и «недооценивателей». В рамках эксперимента обнаруживалось, что люди склонялись поощрять членов своей группы, несмотря на минимальный критерий отнесения в таковую. Позднее проводились эксперименты, когда замерялись психофизиологические реакции в головном мозге, когда людям в группах прокалывали иголкой палец. Даже если критерий отнесения к группе был таким ничтожным, как подбрасывание монетки, головной мозг реагировал с намного большей амплитудой на манипуляции с пальцами людей из их группы.

Мораль. Если кто в надежде на постмодерн, на полное стирание граней между народами, на глобальное торжество единого понятия добра и осуждения зла, старается отдалиться от своего народа, у меня для вас неутешительные новости – на уровне психофизиологии к вам всегда будут относиться хуже.

Единственным вариантом для вас будет полное мимикрирование – отказ от своего языка, имени, веры, истории и хрупкая надежда, что когда-то вас примут за своего другие.

Если вы готовы на это, тогда данная статья не для вас.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine