Оккупированный пролив

РФ блокирует Керченский пролив, который она, вопреки все еще действующему двустороннему соглашению между Украиной и Россией, фактически оккупировала. С 16 апреля вплоть до 31 октября, то есть более чем полгода пройти проливом из Азовского моря в Черное и обратно не смогут никакие военные корабли и государственные суда, кроме российских - таково решение России. В первую очередь этот запрет, конечно, касается украинских судов. 

Керченский пролив. Фото: скриншот YouTube РИА Новости

Дипломатические гримасы

Глубокую озабоченность ограничением судоходства уже выразили в Госдепартаменте США и представительства стран Восточной Европы в ПАСЕ, а МИД Украины требует от России отказаться от блокирования пролива. Однако Москва все это привычно игнорирует, а более действенные инструменты влияния на Кремль западные союзники Украины применять не спешат.

Имеет ли РФ право ограничивать судоходство? Разве что по праву сильного. Как и все, что она делает уже восьмой год в Крыму, на Донбассе и в акватории Азовского и Черного морей. РФ даже не подает прибрежные предупреждения о перекрытии Керченского пролива в международную систему морских предупреждений NAVAREA. Андрей Клименко, руководитель проекта Института Черноморских стратегических исследований и главный редактор портала BlackSeaNews, отмечает, что это из-за того, что Москва считает Керченский пролив своими территориальными водами.

Россия перекрывает участки Черного моря Фото: Facebook Андрея Клименко

РФ, между тем, отмечает, что блокирование Керченского пролива не касается торговых судов.

«Никаких ограничений для торгового судоходства, для использования украинских портов введено не было. Что касается ограничений тех или иных зон, где проводятся военные учения, это общепринятая международная практика. Мы действуем, строжайшим образом следуя соответствующим договоренностям многостороннего характера и любым другим договоренностям, в которых участвует Россия», — такое заявил Сергей Рябков, заместитель министра иностранных дел РФ, агентству Интерфакс.  

Оккупированое море

Однако захватчик врет. То есть, формально Россия действительно не запрещала торговым судам ходить через Керченский пролив. Но только формально. Поскольку запрет касается также украинских судов, которые занимаются поисково-спасательными операциями — на это обращает внимание директор Украинского института морского права и безопасности Богдан Устименко. Этот российский запрет, говорит он, несет прямую угрозу человеческим жизням. Ведь украинские морские спасатели не смогут прийти на помощь торговым судам, если для этого понадобится пройти Керченским проливом.

Вообще, свободного прохода торговых судов в украинские порты Азовского моря не существует уже давно. Россия не первый год нагло задерживает судна, посещающих украинские порты в Азовском море.

«Из Крыма управляются задержания коммерческих судов, идущих в порты Мариуполь и Бердянск, в Керченском проливе. Сначала в 2018 году это было задержка движения в Азовском море, пока наши не начали там патрулирование «Гюрзами», которые были переброшены по суше, сейчас из оккупированного Керченского порта управляется длительное удерживание судов просто так — тех, что идут в украинские порты. Каковы тенденции? Среднее время удерживания одного судна с грузами из Мариуполя в 2019 году было 37,4 часов. В 2020 году — 30 часов… Но в декабре 2020-марте 2021 среднее время уже 50 часов, и такого среднего времени не было за все эти периоды, кроме 2017 года», — говорит Андрей Клименко, руководитель проекта Института Черноморских стратегических исследований, на презентации отчета Центра оборонных стратегий «Штормовое предупреждение: растущие угрозы в Черноморском регионе».

Но первое и наиболее стойкое ограничение для торговых судов создало незаконное строительство Керченского моста — под его арками могут проходить только суда длиной до 160 метров, осадкой до 8 метров и высотой над уровнем моря — до 33 метров. Из-за этого количество судов, заходивших в Мариупольский порт, сократилось примерно на четверть.

Родом из Тузлы

Стоит вспомнить и российско-украинский договор 2003 года о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива. По нему азовские воды признаются исторически внутренними водами России и Украины, где украинские и российские суда пользуются свободой судоходства. Но в условиях вооруженного доминирования России в Азовском море корабли береговой охраны ФСБ РФ ведут себя как единственные хозяева этого водоема. И это не только задержание торговых судов, но и откровенно провокационные действия — как произошло, например, в ночь с 14 на 15 апреля, когда 5 российских катеров береговой охраны и один корабль осуществляли провокационные маневры в отношении трех украинских катеров типа «Гюрза М». Дошло до угроз применения оружия.

Однако в Украине до сих пор отсутствует единая позиция по договору 2003 года. Сторонники статус-кво утверждают, что отказ от договора лишит Украину возможности судиться с РФ из-за ее действий в Керченском проливе и в Азовском море. 

Однако директор Украинского института морского права и безопасности Богдан Устименко считает, что тот договор можно признать ничтожным.

«Согласно статье третьей Конвенции ООН по морскому праву любое прибрежное государство имеет право самостоятельно установить ширину своего территориального моря, но эта ширина не должна превышать 12 морских миль от побережья. Именно эту статью я считаю базовой в этой ситуации. Более того, необходимо, чтобы Украина приняла меры по определению правового статуса Азовского моря и Керченского пролива в соответствии с предписаниями международного морского права», — говорит Устименко.

Он отмечает, что по статье 37 Конвенции ООН по морскому праву Керченский пролив является международным, и никто не позволял ни Украине, ни РФ делать этот пролив своим.

«Нам необходимо принять закон о том, что Договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива является ничтожным. Мы можем это сделать в соответствии с Венской конвенцией о праве международных договоров. Там есть статья 52, которая говорит о том, что если договор заключен под принуждением, он является ничтожным», — говорит эксперт, добавляя, что Договор был заключен в результате тузлинского инцидента, который начался в конце сентября 2003 года — попытку РФ захватить остров Тузла в Керченском проливе можно считать инструментом принуждения. 

«Нам необходимо начать делимитацию, то есть установление морских границ. Это позволяет опять-таки Конвенция ООН по морскому праву. Которая говорит о том, что даже в таком сложном положении, в котором находится Украина, мы можем инициировать создание международной делимитационной комиссии под эгидой ООН. Эта процедура принудительная, РФ не вправе отказаться от ее проведения», — говорит Устименко.

В подтверждение настоятельной необходимости принятия решительных мер по определению морских границ Украины эксперт упомянул вопиющий случай задержания российскими пограничниками украинских рыбаков за 55 миль от Одессы, которые 21 апреля были осуждены оккупационным судом в Крыму. 

Меняют соленую воду в пресную

Таким образом, РФ блокирует свободное судоходство не только в Азовском море, но и в Черном. Президент Центра глобалистики «Стратегия ХХI» Михаил Гончар в комментарии «Радио Свобода» не исключает, что таким образом сейчас происходит подготовка к шантажу Украины с целью возобновления поставок днепровской воды в оккупированный Крым.

«Это сценарий двух блокад — Азовской и Черноморской. Тогда могут поставить ультиматум перед украинской стороной по размену — снятие двух блокад в обмен на разблокирование подачи воды через Северо-крымский канал в Крым», — говорит Гончар.

О том же говорят и кремлевские пропагандисты — из своих имперских позиций. 

«Это пока просто «демонстрация силы», а в условиях «закрытия» Керченского пролива это легитимные шаги, направленные на то, чтобы Украина поняла, что она не вправе лишать трехмиллионное население Крыма воды. СКК надо запустить, тогда будет восстановлена социальная справедливость для жителей полуострова, которых Киев, кстати, считает своими гражданами. Тогда в Азовском море возобновится нормальное судоходство», — сказал «Новой газете» российский эксперт, полковник Николай Шульгин.

Россия готова обострить ситуацию на море, когда ей вздумается. В этом положении Украине вряд ли стоит цепляться за обрывки старых соглашений и договоренностей с агрессором. Если мы хотим защитить свои права — стоит их сначала обозначить. В том числе путем определения четкой государственной границы Украины в Азовском и Черном море и в Керченском проливе. Ибо невозможно защищать то, чего пока еще нет. Эксперты по морскому праву и безопасности говорят об этом уже не первый год — вот только центральная власть к ним не прислушивается.

Видеоверсию материала можно посмотреть здесь:

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine