Крымская семья ультрас, или Парни Тавриды

Татьяна Морозова, Центр журналистских расследований
  • Ребята, вы наши?
  • Да, ваши.
  • Яйца в «евромайдановцев» кидать будете?
  • Будем.

C этого диалога между крымскими футбольными фанатами и представителями «Национально-освободительного движения» (НОД), внедренного из России, началось участие ультрас в Евромайдане-Крым в 2013 году. Фанаты «Таврии» как раз шли в центр Симферополя, чтобы поддержать активистов Евромайдана. В это время НОДовцы собрались в подворотне, планируя нападение на украинских активистов. Рядом стоял автомобиль, в багажнике которого находились яйца. Ультрас были одеты в спортивную форму, поэтому НОДовцы и приняли их за «своих» и предложили вооружиться яйцами.

«В итоге, яйца остались в машине с этими НОДовцами», — с улыбкой вспоминает Олег Комуняр. До аннексии он был главой общественной организации клуба болельщиков «Таврии». Сегодня — уже вице-президент Федерации футбола АР Крым.

Фото: Oleh Komuniar, Facebook

Почему ультрас поддержал Евромайдан в Крыму?

Из-за спортивной формы ультрас не всегда узнавали и на Евромайдане, принимая их за «титушек». Приходилось объяснять, что «свои», вспоминает Комуняр. По его словам, крымские ультрас всегда занимали патриотическую позицию. Поэтому когда в Крыму образовался свой Евромайдан, крымские фанаты решили его поддержать. Сначала ходили на акции автономно — кто сегодня, кто завтра. Но после того, как на активистов Евромайдан-Крым начали нападать, ультрас приняли решение поддержать митингующих на уровне движения, чтобы отвлечь на себя внимание агрессивно настроенных сторонников Партии регионов и пророссийских организаций.

Фото: Oleh Komuniar, Facebook

«Люди выходили не конкретно за Европу, а за смену системы, для улучшения ситуации в стране. Но и Таможенный союз, естественно, также был неприемлем. Те процессы, которые происходили на тот момент в Украине, к примеру «дело Павличенко», либо конкретно в Крыму, где вся власть была представлена «специалистами» из Енакиево и Макеевки. Люди не воспринимали этих чиновников», — рассказывает симферополец Леонид.

Тогдашний председатель Совета министров АР Крым Анатолий Могилев с 2012 года был почетным президентом спортивного клуба «Таврия». 21 января он заявил, что крымские болельщики не поддерживают Евромайдан, а на крымской акции присутствуют приезжие из Западной Украины.

«Я сомневаюсь в том, что фанаты «Таврии» поддержали майдан в Киеве. Это же крымчане, а кто из крымчан поддерживает Майдан? Я видел этот мини-евромайдан в Симферополе, там по-русски никто не говорит, впечатление, что все привезены из Львова или из Тернополя. Давайте не будем говорить о том, что фанаты «Таврии» поддерживают Евромайдан. Это вызывает смех у всех», — заявлял Анатолий Могилев.

По словам Комуняра, Могилев прекрасно понимал, что крымчане действительно вышли на Евромайдан. В ответ на своей странице в соцсети ультрас опубликовали заявление с призывом к крымчанам-болельщикам не становится «титушками».

Фото: Oleh Komuniar, Facebook

«Мы на собственной шкуре знаем о полицейском беспределе и безнаказанности, прикрытии «папенькиных сынков» и защите власть имущих от «людей второго сорта», которыми любят похвастать наши органы, вскормленные, в том числе, при помощи бывшего министра МВД (имелся в виду Анатолий Могилев — ред.). Да, нам есть до этого дело, мы украинцы и таврийцы, а не провокаторы или понаехавшие из других областей люди. Берегите свою честь и достоинство! Продажным, отбросившим моральные устои, не место ни в фанатском движении, ни в обычном обществе», — говорилось в заявлении фанатов «Таврии».

Угрозы и преследования

После этого, по словам Комуняра, в отношении ультрас была включена «машина репрессий». Нужно заметить, что с 20-х чисел января в Крыму особенно усиленно насаждалась атмосфера ненависти к проевропейским активистам, независимым журналистам, СМИ и к независимой от России Украине в целом. Наряду с организованным регионалами крымским движением «Стоп-майдан», в акциях которого принимали участие даже депутаты ВР Крыма и министры правительства Могилева, в Крыму развернули деятельность российские НОДовцы.

Как и других активистов Евромайдана, представителей ультрас начали преследовать правоохранители. Милиционеры ходили по домам активистов, ребят задерживали на тренировках, паковали в автобусы и увозили в РОВД. Там были многочисленные допросы, всех фотографировали, а в результате появлялись печально известные листовки с фотографиями активистов ультрас и надписью «Осторожно, евровандалы».

В Севастополе ситуация для ультрас была еще более опасной.

«У нас всё было намного эпичней. У нас почётный президент был Янукович, а хозяином клуба являлся Вадим Новинский (народный депутат Украины — ред.). И они были совсем не в восторге от наших телодвижений, пытались разными способами повлиять на ситуацию, через бандитов, СБУ, угрожали, подкупали. И кого-то действительно удалось купить. С нами встречались бандиты, бывший хозяин клуба Красильников, и даже личный юрист Новинского, генерал СБУ! Вы можете только себе представить уровень давления, который на нас оказывался», — вспоминает лидер севастопольских ультрас Игорь Руляк.

По мере того, как ситуация в Киеве накалялась, у ребят созревало решение ехать в столицу на подмогу активистам. Но беспрепятственно сесть в поезд им не удалось. Украинские спецслужбы постоянно дежурили на вокзале, мониторили поезда по направлению в Киев и снимали людей прямо из вагонов. Поэтому ребятам приходилось каждый раз придумывать способы, чтобы добраться в Киев: один раз они попадали в столицу через Ровно, в другой раз — через Львов.

Пешеходный Мост, Труханов Остров, 18 мая 2014 года Фото: Oleh Komuniar, Facebook

Но не все футбольные фанаты Крыма стремились в Киев, чтобы поддержать Евромайдан, который со временем перерос в Революцию. Были и те, кто регулярно ездил зарабатывать на митинги, которые организовывала Партия регионов. Тех, кто ехал на Антимайдан, в Киев пропускали без проблем.

После оккупации

После того, как Россия начала оккупацию Крыма, на акциях начались физические столкновения. Игорь Руляк так вспоминает митинг в честь 200-летия со дня рождения Тараса Шевченко в Севастополе 9 марта:

«Там были все: «мусора» с георгиевскими лентами, «титушки» с ножами, оружием, завезенные кубанские казаки, а также весь актив севастопольского Антимайдана. Была грандиозная бойня. Тогда на митинге присутствовал нынешний депутат Верховной Рады Дмитрий Белоцерковец, которого, можно сказать, спасли от разъяренной толпы фанаты Севастополя и Симферополя, приняв неравный бой».

В результате этого столкновения многие активисты попали в больницу, а кто-то — в «плен» к местной «самообороне». И симферопольцы, и севастопольцы утверждают, что быть активистом ультрас, поддерживающим Евромайдан, а позже — и целостность Украины, было реально опасно для жизни.

«На митингах правоохранители вели себя сравнительно адекватно, но за кулисами оказывалось огромное давление. Лично мне передавали угрозы, говорили, что посадят, убьют. Нужно было быть очень осторожным», — говорит Олег Комуняр.

«Во время оккупации быть открытым проукраинским человеком, не важно ультрас ты или просто гражданин, уже было опасно. Естественно, к ультрас было какое-то внимание, особенно после событий 8 и 9 марта, когда состоялись проукраинские митинги. Несколько людей было в плену у «самообороны Крыма», — вспоминает ЛЕО.

Но именно сотрудники СБУ и предупредили ультрас, что им лучше уехать из Крыма. Сегодня активисты говорят — Россия не аннексировала бы полуостров, если бы крымчане не были так пассивны, и если бы в рядах чиновников не было так много предателей.

«Опасней чем в Киеве, в Донецке и у нас, нигде не было. По традиции, Севастополь всегда дружил с проукраинскими «движами» (Днепр, Киев, Львов), а воевали мы с Одессой, Харьковом, Луганском, Донецком. Поэтому мы думали, что у нас будет около 400 штыков. Но если посмотреть через призму времени, как и в армии, СБУ, МВД у нас оказалось около 95% предателей, трусов и просто людей, мелких душой. Поэтому мы не смогли оказать достойного сопротивления в Крыму», — уверен Игорь Руляк.

Пешеходный Мост Труханов Остров, 18 мая 2014 года Фото: Oleh Komuniar, Facebook,

Возрождение Федерации футбола Крыма

Когда футбольные фанаты переехали на материковую Украину, появился план восстановить футбольную команду Таврия, вспоминает Олег Комуняр. Но в 2014 году ситуация в стране была не самая располагающая к этому. В АТО как раз происходила активная военная фаза. Но спустя год темой восстановления клуба заинтересовались.

«В 2015 году Тарас Березовец (украинский политолог — ред) в рамках проекта «Free Crimea» каждую неделю устраивал пресс-конференции. И на одной из них решили поговорить о «Таврии». Тогда пригласили меня, Сергея Куницына (народный депутат Украины, экс-президент спортивного клуба «Таврия» — ред). Я рассказал ему о своей идее, оказалось, что у него тоже были такие мысли. Но опять все пошло не так хорошо, как хотелось. У Куницына была идея заявить клуб в премьер-лиге, даже премьер-лига была согласна, но он так и не смог найти инвестора. И опять вопрос отложился на год», — говорит Комуняр.

И только в 2016 году в Бериславе Херсонской области была возрождена Федерация футбола Крыма (ФФК), которую возглавил Сергей Куницын. Вице-президентами стали Олег Комуняр, народные депутаты Николай Паламарчук (в начале нулевых возглавлял крымский главк МВД — ред.) и Дмитрий Белоцерковец.

Сегодня крымские футбольные фанаты, как и в старые добрые времена, выезжают на матчи Таврии — и на домашние, и на выездные. Поддержать футболистов приезжают даже ребята из аннексированного Крыма. В соцсетях можно найти с ними много фото, на которых их лица или закрыты, или заблюрены.

 

Фото: Oleh Komuniar, Facebook

Но что стало с футбольным клубом Таврия в Симферополе? По словам Комуняра, он функционирует. Только люди там уже не те, и цели у них совершенно другие.

«Это то, что создали оккупанты взамен «Таврии» ради своей пропаганды. За нее болеют не совсем чистоплотные товарищи. Лидер этого движения много лет жил в Москве, потом вернулся в Крым после аннексии. Начал болеть за этот фейковый клуб. Знаю, что этот человек сотрудничает со спецслужбами оккупантов. Так что походу ведет там с болельщиками какую-то воспитательную работу», — говорит крымчанин.

Старых, некогда бывших товарищей, которые поддержали аннексию Крыма, активисты вспоминают неохотно.

«Севастопольцы, которые «махались» тогда с русскими, теперь спокойно общаются с убийцами наших парней, посещают Москву, наведываются на сектора наших тогдашних оппонентов! Честные симферопольцы и севастопольцы, ялтинцы уехали на материк, а весь костяк остался там и служит теперь своим покровителям из Москвы, ФСБ и так далее… просто перекрасились, как и наши военные! Люди без чести!», — не без эмоций рассказывает севастополец Игорь Руляк.

Ультрас в зоне АТО

После аннексии Крыма проукраинские активисты движения ультрас выехали с полуострова и сейчас принимают активное участие в боевых действиях АТО. Еще весной 2014 года они вступали в добровольческие батальоны «Донбасс», «Азов», «Золотые ворота». Потом многие пошли служить в Вооруженные Силы Украины. Те, кто не пошел воевать, активно помогают своим ребятам в армии — собирают деньги, необходимые вещи, в общем, волонтерят. На страничках клуба в соцсетях идет постоянный сбор средств для крымских бойцов.

Кроме поддержки своих в армии, активисты ультрас следят за судьбой политических заключенных из Крыма. При любом удобном случае, говорят они, пытаются поддержать Олега Сенцова, Александра Кольченко, Владимира Балуха и других украинцев, которые сегодня находятся в российских тюрьмах или проходят этапы «судебного процесса».

И конечно, продолжают болеть за своих футболистов, стараясь держаться одной большой «крымской семьей».

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine