Шуцманы Путина. Перешеек

Євген Лешан, Центр журналістських розслідувань

Блокпосты приспешников агрессора на админгранице между Крымом и Херсонской областью стали существенными факторами успешной и, по большому счету, почти беспрепятственной оккупации полуострова Россией. Украинские силовики и добровольцы с Майдана не решились на открытое вооруженное столкновение на Перекопском перешейке - не в последнюю очередь из-за того, что новое политическое руководство государства не выявило политической воли и позорно уклонилось от защиты страны. Но пока мы расследуем другие обстоятельства оккупации Крыма: участие в ней комбатантов - членов незаконных вооруженных формирований. Рассмотрим, кто и как на Перекопе и Чонгаре помогал российской армии взять полуостров под контроль.

Блок-пост на севере Крыма Фото ТАСС/Станислав Красильников

Несмотря на то, что Перекопский перешеек — это территория АР Крым, блокпосты на границе с Херсонской областью установили жители Севастополя. Объясняется это просто: 23 февраля в городе уже была свергнута законная власть, которую формально захватил “народный мэр” — гражданин России Алексей Чалый, но фактически Севастополь был взят под контроль российскими военными и спецслужбами. 24 февраля вокруг Севастополя было построено 7 блокпостов — для защиты от украинских экстремистов, которые якобы собирались ехать наказывать севастопольцев.

Подробно об этом — в спецпроекте “Шуцманы Путина. Севастополь”.

Первая группа из Севастополя на Перекоп отправилась якобы в ночь с 24 на 25 февраля — именно эту дату называет журналистка телеканала НТС, принадлежащего Чалому, беседуя с Кириллом Лаврентьевым, севастопольским предпринимателем, руководителем ООО «Транспортно-туристическая компания «Форвард».

Кирилл Лаврентьев, севастопольский предприниматель Фото Facebook Кирилла Лаврентьева

Лаврентьев по просьбе Михаила Чалого, брата «народного мэра» и руководителя силового блока «Координационного совета обеспечения жизнедеятельности Севастополя» своим автобусом вывоз первых 15 вооруженных людей на Перекоп.

«Ко мне на телефон поступил звонок с просьбой отвезти жителей непонятно куда, и человек был, мягко говоря, послан. Затем через 5-10 минут — звонок, и Михаил Михайлович сказал: “Это Чалый”. В два часа ночи мы встретились. Отвозили мы не «Беркут», отвозили простых граждан Севастополя, которые воевали в горячих точках и которые где-то под подушкой, в сарайчиках нашли какое-то оружие», — рассказывает Лаврентьев.

Отвезя севастопольцев на перешеек, перевозчик Лаврентьев вместе со своим автобусом остался на блокпосту еще на пять дней. По его словам, организацией группы, в которую входили ветераны войны в Чечне, занимался «Ростик», который позже погиб на Востоке и был похоронен в Севастополе.

Речь идет о Ростиславе Лазаренко (позывной «Рост») — старшем инструкторе Федерации армейского рукопашного боя г. Севастополя и вахмистра Особого Севастопольского округа Терского казачьего войска. По некоторым свидетельствам, он является ветераном спецподразделения «Беркут».

Ростислав «Рост» Лазаренко, участник оккупации Крыма Фото lytkin-pavel.livejournal.com

По свидетельству председателя севастопольских «Ночных волков» Дмитрия Синичкина, Ростислав Лазаренко был в Киеве во время событий на Майдане: «Когда наш севастопольский «Беркут» стоял там, он помогал. Затем, в первую же ночь формирования блокпостов на въезде в Крым он был там. И там без устали успевал и засады делать, и в разведку сходить, и блокпосты проверить. Как специалист, как боец — очень грамотный».

Позже Ростислав Лазаренко станет одним из первых крымских наемников в составе российских оккупационных войск в Донбассе. По официальной версии, он погибнет 5 декабря 2014 вблизи Донецкого аэропорта. Однако в сети распространена информация о том, что «Роста» убили свои же в расположении НЗФ «Восток» Александра Ходаковского.

«Пришлось искать тело «Роста», которого убили осетины-наркобарыги на базе «Востока» и «притопили» на пруду в Донецке, а Ходаковский хотел «замарафетить» и подать это так, будто «Рост» пропал «без вести» в Донецком аэропорту… Нашли менее чем за сутки. Передали тело жене и матери, похоронили в Севастополе. Убийцы пойманы на территории России и под следствием в СИЗО», — пишет пользователь под ником «Сосна».

В пользу этой версии свидетельствуют и любительские стихи, посвященные «Росту»:

“Безжалостно и подло упырь нажал курок.
Мы верим, что убийца большой получит срок!”

Севастопольский «Беркут», блок-пост на севере Крыма Фото defendingrussia.ru

«БЕРКУТ»

Но вернемся к формированию блокпостов. В ночь с 26 на 27 февраля на админграницу с Херсоном прибыли основные силы севастопольского «Беркута» — штатные бойцы и ветераны подразделения.

26 февраля Алексей Чалый издал свое известное Распоряжение №1 — «О создании специального государственного подразделения милиции «Беркут»», назначив исполняющим обязанности его командира полковника милиции Александра Чередниченко. Таким образом, севастопольский «Беркут» получил видимость легального статуса после приказа и.о. министра МВД Украины Арсена Авакова о ликвидации спецподразделения «Беркут». Добавим, что приказ Чалого о «легализации» «Беркута», его вооружении и решение о блокировании перешейка были приняты как раз накануне ночного захвата российским спецназом зданий Верховного Совета Крыма и Совета министров в Симферополе — это совпадение выглядит слишком красиво, чтобы считать его случайным.

Центр журналистских расследований обратился в МВД с запросом о доступе к публичной информации относительно поименного списка бойцов крымского и севастопольского подразделений «Беркут», которые в 2014 году не вышли с оккупированной территории и остались служить оккупантам. В ответ нам сообщили, что в министерстве “не было предусмотрено ведение автоматизированного учета персональных данных работников органов внутренних дел, в том числе, личного состава органов и подразделений внутренних дел указанных ГУМВД и УМВД”; личные дела бойцов «Беркута» хранились в территориальных органах МВД, а потому «предоставить запрашиваемые сведения в отношении бывших работников подразделений милиции особого назначения «Беркут» ГУМВД Украины в АР Крым и УМВД Украины в г. Севастополе невозможно».

Мы можем согласиться с этим ответом лишь частично. Действительно, учет персональных данных личного состава органов и подразделений МВД согласно инструкции по учету кадров МВД не ведется, а личные дела хранятся на местах. Но в департамент по работе с персоналом МВД должны поступать все копии приказов из органов и подразделений внутренних дел, в том числе о назначении на должности. Итак, установить персональные данные сотрудников севастопольского и крымского подразделений «Беркут» можно по копиям приказов.

Но мы, конечно, получили список сотрудников подразделения «Беркут» г. Севастополь — из собственных источников.

Беркут м. Севастополь

А пока вспомним, что рассказывали те бойцы «Беркута» — участники оккупации, которые открыто общались с российскими медиа, или упоминаются в различных документах. Таких, как бывший командир севастопольского «Беркута», а сейчас — начальник Управления Росгвардии по г. Севастополю полковник Сергей Колбин.

Бывший командир севастопольского «Беркута» полковник Сергей Колбин Фото ok.ru

«Выдвинулись мы 26 числа, выдвинулись спешно, оперативно. Есть некоторые моменты, которые я не могу и сейчас озвучивать», — вспоминает Колбин.

По его словам, крымский «Беркут» забаррикадировался в своем симферопольском пункте постоянной дислокации, лишив себя возможности маневра, и к севастопольским коллегам на Перекопе и Чонгаре присоединился лишь две недели спустя. В то же время, Колбин сообщает, что привлечение ветеранов «Беркута» позволило в первые дни увеличить личный состав блокпостов с 60 до 90-100 бойцов.

«27 февраля, в 8 утра, были взяты под контроль ключевые дороги, ведущие с материка на полуостров. Людей не хватало: на Перекопе сначала находились 5 человек, на «Турецком валу» — 38, а на «Чонгаре» около 30 человек. Из вооружения — только легкое стрелковое оружие и один пулемет. Дорогу перекрывали стареньким ЗИЛом, ставя его поперек одной из полос движения. Очень быстро «народное радио» разнесло информацию о нашем присутствии на блокпостах, и к нам начали подтягиваться активисты», — рассказывает в интервью ветеран севастопольского «Беркута» Роман Ефременко.

Именно Ефременко, как выяснилось, еще 23 февраля пригласил в Севастополь представителей луганского «Беркута» — вместе останавливать украинскую «хунту». На приглашение откликнулись двое — Александр Бородавченко и его товарищ с позывным «Сеня». Луганским гостям сначала устроили экскурсию по Севастополю, а на следующий день они выдвинулись на блокпост Чонгар, где уже стоял севастопольский «Беркут».

«У нас была черная форма, среди других «беркутов» мы выделялись. Оружие мы с собой не брали. Когда приехали на перешеек, с нами «беркута» поделились — дали автоматы 7.62 на 39, и по пистолету нам дали», — рассказывает Бородавченко.

Он говорит, что является снайпером, но утверждает, что снайперской работы для него на Чонгаре не нашлось. Позже Бородавченко также участвовал в боевых действиях на Луганщине в составе российских оккупационных войск, а сейчас работает в лесо-охотничьем хозяйстве в Севастополе.

Александр Бородавченко, луганский «Беркут», Севастополь Фото sevastopol.su

Ветеран спецподразделения «Титан» Андрей Слободенюк присоединился к бойцам «Беркута» на следующий день после того, как те заступили на дежурство на блокпосту «Перекоп». По его словам, примерно через неделю после этого на перешеек прибыли русские казаки, а через две недели подъехали на БТР «вежливые люди» — российские военные.

Подробнее об участии российских и крымских казачьих формирований в оккупации РФ Крыма смотрите в спецпроекте Центра журналистских расследований Шуцманы Путина. Казаки”. А в этом материале мы остановимся на их участии в блокировании автомобильных дорог, ведущих на полуостров.

КАЗАКИ

Николай Дьяконов,  походный атаман «Союза казаков-воинов России и Зарубежья» Войска Донского в интервью «Казачьему информационно-аналитическому центру» рассказал, что по прибытии в Крым он сразу поехал в Севастополь — в штаб Черноморского флота, где был начальник штаба Южного военного округа РФ, и получил четкие задачи по дислокации и действий казаков.

«Казаки Таманского отдела находились на позициях Турецкого вала и Перекопа, Чонгар защищали екатеринодарцы», — пишет участник оккупации Крыма, казак-таманец Борис Джерелиевский.

Атаман Таманского отдела Кубанского казачьего войска Иван Безуглый на Перекопе Фото specnaz.ru

По его словам, второй линией обороны на перешейке были подразделения морской пехоты ЧФ РФ с тяжелым вооружением и бронетехникой. Джерелиевский приводит слова атамана Таманского отдела Кубанского казачьего войска Ивана Безуглого:

«Я сказал командиру военной группировки: «Вам прикажут уйти, и вы уйдете, оставив нас одних». Он стал возражать: «Нет, мы не пойдем. Это моя первая боевая операция, и я намерен провести ее как надо».

Казаки и российский БТР на Перекопе Фото specnaz.ru

На следующий день, рано утром, он приходит ко мне, и вижу, что у него дрожат губы. «В чем дело?» — «Нам дали приказ отойти!», — говорит он. «Ну что же, приказ надо выполнять, — отвечаю, — но оставьте нам тяжелое вооружение. Я понимаю, что у вас могут возникнуть проблемы, поэтому давайте снимем на камеру, как мы вас разоружали». Он подумал и сказал: «Не надо. Мы оставим вам БТРы и минометы. А если станет совсем тяжело, вас поддержат вертолеты». Ну, казаки быстро написали на броне «Слава Кубани», быстро сформировали экипажи и расчеты».

Этот рассказ может показаться несколько невероятным, если не принимать во внимание, что среди казаков были военные в отставке, которые вполне могли “быстро сформировать экипажи и расчеты”. Во-вторых, есть свидетельства, что под видом казаков в Крым перебрасывали и действующих военных. Кроме того, есть однозначное подтверждение того факта, что русские и местные парамилитарные формирования на территории Крыма получали от Черноморского флота РФ не только стрелковое оружие, а иногда и тяжелое вооружение и бронетехнику.

Российские казаки на Перекопе Фото specnaz.ru

Интересно, что, как пишет Джерелиевский, вооруженные легким стрелковым оружием казаки, стоявшие на первой линии, чувствовали себя «наживкой», на которую выманивали украинских силовиков российские войска, под видом «сил самообороны Крыма» стоявшие глубоко в тылу:

«Общая диспозиция была такова: вооруженные легким оружием казаки и сотрудники «Беркута» находились на переднем плане, а силы самообороны Крыма с более серьезным вооружением размещались в тылу, в нескольких к илометрах от передовой линии. Все это наводило на мысль, что противника стремятся уверить в том, что ему противостоят лишь немногочисленные и слабо вооруженные иррегулярные отряды. Что в свою очередь породило у казаков мнение, что им отведена роль «живца», на которого выманивают врага».

По сути, Джерелиевский описал использование комбатантов как «живого щита», о чем казаки, как видим, догадывались и даже роптали. Но стояли, потому что таким был приказ.

«Нами охраняются блок-посты, на которых мы совместно с группировкой «Беркут «пресекаем проникновение бандформирований со стороны Украины», — рассказывал в интервью крымскому телеканалу  Виктор Светличный, атаман Екатеринодарского отделения Кубанского казачьего войска.

Какие «бандформирования» останавливали казаки вместе с «Беркутом», известно — они щеголяют захватом в плен 9 марта журналистов и активистов Автомайдана Екатерины Бутко, Александры Рязанцевой, Елены Максименко, фотографа Олеся Кромпляса и Евгения Рахно.

«Это были не простые провокаторы, в их задачу входила координация деятельности экстремистских сил на Крымском полуострове с целью срыва референдума. У них были изъяты пропагандистские материалы экстремистского характера, огромные суммы денег в гривнах и долларах, предназначенные для оплаты провокаторов и подкупа чиновников, средства связи, тетрадь со списком контактов и позывных», — пишет в издании «Спецназ России» Борис Джерелиевский.

Зато Александра Рязанцева и Екатерина Бутко вспоминают совсем другое: их били, запугивали, угрожали убийством, клали лицом на землю и стреляли…

«Отвели в это здание ГАИшное, в подвал. И когда мы заходили, там хаотично лежали матрасы, и ты понимаешь и видишь, что они все в крови, и стены в крови, и ты осознаешь, что люди до тебя здесь убивали, избивали людей. Нас поставили на колени к стенке — меня, Катю и тех трех человек. Все время угрожали, что будет расстрел, что отвезут куда-то… Они клали лицом в грязь и стреляли автоматом в землю. Они так издевались», — рассказывает Александра Рязанцева.

После освобождения она опознала тех, кто незаконно захватил и пытал активистов, в сюжете российского первого канала. Мужчина в балаклаве угрожал отрезать девушке руку, а Екатерине Бутко — ухо.

Мужчина, угрожавший А. Рязанцевой Перекоп Фото 1tv.ru

Женщина в белом таскала девушек за волосы.

Женщина, которая издевалась над А.Рязанцевой Перекоп Фото 1tv.ru

Беркутовец Александр бил их ногами.

Боец «Беркута» Александр, который бил А.Рязанцеву Перекоп Фото 1tv.ru

Казаки издевались, били и стреляли над головой.

Казаки, которые издевались над А.Рязанцевой Перекоп Фото 1tv.ru

Архивные видео также свидетельствуют, что 10 марта мужчина в форме «Беркута» на Чонгаре стрелял в участников автопробега за единство Украины, которых не пропустили на полуостров. Один человек, как видно на съемке, был ранен в грудь. Его имя в настоящее время еще не установлено.

«Беркут» с дежурства на перешейке вернулся в Севастополь 20 марта 2014. После него покинули блок-посты и кубанские казаки — Россия уже без всяких оговорок и маскировок выставила на границе с Херсоном своих пограничников. Российская таможня заработала на Перекопе 26 марта. российские пограничники взяли под контроль пункты пропуска, но официально об открытии «российско-украинской границы в Крыму» они объявили только 25 апреля.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine
Перейти к верхней панели