Александр Седов: «Призыв крымчан в армию России — военное преступление»

Во время весеннего призыва 2019 около 2800 жителей оккупированного Крыма будут направлены на службу в Вооруженные силы РФ. При этом большинство из них отправят за пределы полуострова в регионы материковой России. Офис прокурора Международного уголовного суда уже получил собранные экспертами доказательства незаконного призыва в армию РФ в Крыму, который является нарушением 4-й Женевской конвенции. Сообщение о военных преступлениях РФ в Крыму, в том числе и о принудительном призыве в армию страны-оккупанта, правозащитные организации вместе с прокуратурой Автономной Республики Крым еще в 2018 году направили в МУС. Эксперты Крымской правозащитной группы надеются, что эти материалы позволят прокурору МУС открыть расследование по Украине, в том числе по военным преступлениям в Крыму, и помогут в работе на международном уровне по прекращению незаконного призыва в Крыму. Почему призыв в армию РФ в оккупированном Крыму является военным преступлением? Об этом говорим с Александром СЕДОВЫМ, аналитиком Крымской правозащитной группы в программе «Вопрос национальной безопасности»» (проект Центра журналистских расследований, эфир ТРК Черноморская).

Валентина Самар: В прошлом году правозащитные организации вместе с прокуратурой Крыма направили в Международный уголовный суд сообщение о военных преступлениях Российской Федерации в Крыму, в том числе и о принудительном призыве. Напомните, почему призыв в армию Российской Федерации считается военным преступлением?

Олександр Сєдов: Есть Четвертая женевская конвенция, которая регулирует то, как страна-оккупант должна относиться к находящемуся на оккупированной территории населению. И 51-я статья этой конвенции запрещает пропаганду или призыв жителей оккупированной территории в армию страны-оккупанта. С точки зрения международного гуманитарного права это является преступлением. Соответственно, все факты, которые подтверждают проведение призыва на оккупированной территории, должны собираться и передаваться в Международный уголовный суд, который, как мы ожидаем, должен рано или поздно начать производство по этому делу и привлекать виновных к ответственности.

По той информации, которую мы подавали, виновными лицами можно рассматривать, начиная с Путина, который является главнокомандующим вооруженными силами РФ, Шойгу – министр обороны, Гарасимов – начальник Генерального штаба, и заканчивая людьми, которые непосредственно отвечают за проведение мобилизации на оккупированной территории.

Валентина Самар: То есть, военные комиссары?  

Олександр Сєдов: Военные комиссары, руководство Южного военного округа, которое составляет списки, назначает количество призывников, руководство Генерального штаба, отдел Генерального штаба по мобилизации, то есть все люди, которые решают, что будет проводится призов в Крыму, формируют команду, которая будет проводить этот призов. И эти люди являются военными преступниками.

Валентина Самар: Это крупная рыба, которая пойдет в МУС, а те, кто мельче, должны идти в национальные суды. Есть официальная статистика оккупантов. На днях состоялась пресс-конференция в Крыму, и руководители военного комиссариата сообщили, сколько людей и когда они призывали.  Давайте немного проанализируем эту таблицу — о чем она говорит? Мы видим явное увеличение людей, которых принимают из Крыма в армии РФ.

Фото: investigator.org.ua

Олександр Сєдов: Да, и надо иметь в виду, что это данные только по Крыму, без Севастополя. Я сравнивал эти данные с теми, которыми располагает Крымская правозащитная группа — они совпадают. Понятно, что у нас данные более точные – не округленные до полутора тысяч. В цифрах, уже более-менее близких к фактам, о которых опять же заявляет Министерство обороны, то есть данные берутся из официальных источников.

Тенденция говорит о том, что цифры растут из года в год. Они говорят, что в этот раз будет уменьшение, но они компенсируют Севастополем. В этой официальной кампании призывается на 200 человек больше, чем в прошлой. То есть, окончательная сумма будет порядка 3,5 тысяч человек, которых соберут со всего Крыма.

Валентина Самар: Почему стали призывать больше? По всем регионам России сейчас такая тенденция? Россия увеличивает свою армию? Или это Крыму давали раньше такие маленькие цифры, поскольку он еще не так уж был организационно интегрирован в состав России?

Олександр Сєдов: 2015-16 годы – это были пробные шаги, когда собирали людей, проверяли, как эта система работает. Начиная с 2017 года потихоньку начали людей отправлять на материк, непосредственно на территорию Российской Федерации. И это тоже военное преступление, в соответствии с другой уже статьей Женевской конвекции. Я думаю, сейчас они вышли на более-менее стабильную цифру, которая будет держаться из призыва в призыв – порядка 3-3,5 тысяч человек будут призываться каждые полгода.

Валентина Самар: Это на уровне других регионов?

Олександр Сєдов: В зависимости от населения. Общее количество обычно около 12,5-13 тысяч, то есть, по регионам разбивается. Я не думаю, что цифра призывников в Крыму сильно отличается от других регионов. И если в 2015-16 году служили только в Крыму, то в 2017 десятки, потом – сотни, сейчас уже большая часть призывников вывозится на территорию Российской Федерации.

Валентина Самар: Сколько это процентов?

Олександр Сєдов: По заявлениям — около 85%. Это по Крыму. По Севастополю данными не располагаю, но я думаю, столько же. Просто в Севастополе больше людей служат во флоте, там есть база Черноморского флота, но часть вывозится и на Северный флот, и на Дальний Восток.

Валентина Самар: Сколько так называемых «уклонистов»? И сколько привлеченных к ответственности за последний год?

Олександр Сєдов: По нашей информации, на данный момент (я не могу сказать, сколько это за последний год) всего, начиная с призыва с 2015-го года, нам известно о 53-х уголовных делах, возбужденных в отношении жителей Крыма за уклонение от службы. По 51-му делу уже вынесены приговоры — это в основном, штрафы. Один приговор – условное лишение свободы, и еще один приговор – это принудительные работы.

Валентина Самар: Есть ли дела в украинских судах о незаконном привлечении к срочной службе? Мы знаем, что полиция АРК открывала уголовные производства по этим статьям, помимо сбора информации для Международного уголовного суда. Они расследуются?

Олександр Сєдов: Они расследуются в рамках дел о военных преступлениях, по информации прокуратуры. Но эта информация собирается и передается в МУС. Если же дело касается незаконного лишения свободы, или, например, подозрения в пытках и в убийстве, как по делу Сенцова или Панова, то виновных уже можно объявлять в международный розыск. Если Украина их объявит в Интерпол, то Россия, во-первых, откажется выдавать, разумеется, военкомов и руководство Генерального штаба. Но в случае возбуждения дела в Международном уголовном суде, передвижение их будет, мягко говоря, очень ограничено. Понятно, пока Путин – президент, его никто задерживать и арестовывать не будет, потому что у него есть свой статус, но в случае внезапного изменения ситуации (Путин тоже не вечен), он будет, как минимум, невыездной из России.

Валентина Самар: Ваши советы молодым людям в Крыму, которых призывают в армию, а они не хотят идти, но очень боятся, что будут привлечены к уголовной ответственности, к крупным штрафам, к преследованию и так далее?

Олександр Сєдов: Первый совет молодым людям – стараться не получать паспорт Российской Федерации, который выдают на оккупированной территории. Во-первых, его не признает никто, кроме РФ, во-вторых, находиться на оккупированной территории можно и с украинским паспортом. Да, будут определённые ограничения в правах — например, не будет возможности участвовать в выборах, но выборы на оккупированной территории все равно незаконны, поэтому это не такая уж и большая проблема.

Если уже имеются документы, выданные РФ, тогда не нужно становиться на учет.

Фото: investigator.org.ua

Это не уголовное преступление, а административное со сравнительно небольшим штрафом, и преследование практически не ведется. По той информации, которая есть в так называемых «судах» Крыма, ни одного дела за не постановку на воинский учет не возбуждено. Они могли, конечно, не публиковать, потому что часть дел они скрывают, но там штраф настолько незначительный, что никто не хочет возиться с этим делом.

Если вы все же стали на воинский учет, так как Россия давит – требуется справка из военкомата, чтобы устроиться на работу, то с учета можно сняться. И не обязательно идти в военкомат, можно просто удаленно написать письмо с уведомлением: в связи с изменением места проживания, прошу меня снять с учета.  И не обязательно указывать, где вы будете становится в дальнейшем. То есть, в связи с переездом, например, в Киев.

Валентина Самар: А если он не переезжает?

Олександр Сєдов: Тогда возникает вопрос не постановки на учет. Очень тяжело доказать, что это делается с целью уклонения от воинской службы — можно сказать, что забыл стать на учет, когда вернулся с территории Украины. Соответственно, привлечь его к уголовной ответственности будет тяжело.

Также есть вариант идти на альтернативную гражданскую службу.

Валентина Самар: Уже есть такие люди, которые туда пошли?

Олександр Сєдов: Очень мало. По факту, это не сложно, достаточно заявить военкому во время комиссии, что мои убеждения не позволяют мне держать в руках оружие. Но военкомы, конечно, стараются сократить количество людей, которые идут на альтернативную службу, и начинают требовать справку. Был реальный факт, когда бахчисарайский военком потребовал справу от свидетеля Иеговы о том, что он изменил свою религию. Или это другие документы от соседей, от родственников или религиозных организаций о том, что действительно есть такие убеждения. Это незаконно, потому что, согласно нормам РФ, которые распространяются и на оккупированную территорию, достаточно заявить. Чем-то их доказывать необязательно, поэтому всякие другие требования от военкома незаконны. Плюс этого в том, что вы не будете служить в армии страны-оккупанта, минус в том, что служба такая длится не год, а два года. Но прохождение службы в более комфортных условиях.

Валентина Самар: Вы можете рассказать какие-то истории, которые показывают, что эти советы реально работают?

Олександр Сєдов: Есть еще метод, который реально работает – это выезд с оккупированной территории. Но это все легальные способы. Самый простой способ нелегальный — заплатить взятку военкому, и этим вопрос решается.

Валентина Самар: Ну, это преступление. А что, берут там?

Олександр Сєдов: Судя по тому, что люди неофициально сообщают о том, что они дают, значит кто-то берет.

Валентина Самар: И сколько берут?

Олександр Сєдов: Не знаю. Но из того, что нам говорят, люди выезжают, покидают оккупированную территорию.

Валентина Самар: Но перед тем, как уехать, надо подать заявление об изменении места жительства, чтобы его не объявляли в розыск?

Олександр Сєдов: Да. В принципе, пока он не объявлен в розыск, он может спокойно покинуть оккупированную территорию, и задерживать его нет никаких оснований. Это тяжело будет сделать только после получения повестки из военкомата. То есть, это желательно сделать до начала призывной кампании.

Валентина Самар: То есть, заранее написать письмо, и действительно уехать, или не обязательно все-таки?

Олександр Сєдов: Желательно пересечь, потому что у местных «правоохранителей» будет повод сказать, что это был умысел на уклонение. А так можно сказать, что выехал, вернулся, но забыл стать на учет.

Валентина Самар: Вы продолжаете сбор материалов для передачи в Международный уголовный суд. Что именно вам нужно для того, чтобы эту информацию пополнять?

Олександр Сєдов: Как любое преступление и обвинение, оно требует доказательств. В данном случае нас интересуют свидетели, которые непосредственно получали повестки, которые выехали, пострадали от призыва. Многие боятся говорить, потому что они считают, что если человек служил в армии страны-оккупанта, то он преступник и его ждет уголовное преследование в Украине. Это неправда, потому что этот человек — жертва, поскольку их заставляют там служить.

Нас интересует любая информация о фактах призыва, о прохождении службы – повестки, военные билеты, то есть все, что может служить доказательством, что Россия действительно проводит призыв на оккупированной территории.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine
Перейти к верхней панели