Митрополит Климент: УПЦ МП нарушает законы и духовные, и государственные

Православная церковь Украины в оккупированном Крыму стала последним пристанищем украинства на оккупированном полуострове. Это хорошо понимают российские оккупанты - поэтому активно пытаются уничтожить украинские храмы и выжать украинских священников за пределы Крыма. Глава крымской епархии ПЦУ Митрополит Климент пытается держать оборону и требует поддержки от украинской власти - и не только в защите от давления оккупантов, но и в реакции на русскую православную церковь в Украине, действующую под названием УПЦ МП, священники которой активно участвовали в оккупации Крыма. О том, готов ли Киев помогать украинскому православию удержаться в оккупированном Крыму и может ли он хотя бы защитить украинское религиозное пространство от московского влияния, говорим с митрополитом Симферопольским и Крымским КЛИМЕНТОМ в программе «Вопрос национальной безопасности» с Валентиной Самар (проект Центра журналистских расследований, эфир ТРК Черноморская).

Митрополит Симферопольский и Крымский ПЦУ Климент Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Владыка Климент, вы месяц назад, 9 августа, были рукоположены в сан митрополита. Еще раз поздравляю вас с высоким саном, и хочу спросить, что изменилось в вашей жизни после этого? У вас стало больше возможностей, обязанностей?

Митрополит Климент: Я лишен свободы. Теперь я не могу действовать так радикально, как я действовал ранее. Я вообще не имел права действовать радикально и выражать радикальные высказывания, но сейчас, учитывая повышение в сане, надо быть очень умеренным в своих действиях и высказываниях. Я думаю, что этот сан позволит настойчивее стучать в двери, которые нужно открыть. К большому сожалению, не все двери открываются и не все удается нам сделать, но те встречи, которые я провел сейчас в Киеве, дарят надежду на то, что вопрос сохранения Украинской Православной Церкви в Крыму будет решен.

Валентина Самар: У вас сейчас очень много встреч с представителями украинских органов власти и дипломатических представительств в Украине. Была даже общая встреча в Михайловском соборе. Кроме того, вы проводите двусторонние встречи с послами разных стран. Что дают эти встречи?

Митрополит Климент: Во-первых, наши зарубежные партнеры, представители дипломатического корпуса, аккредитованные в Украине, очень обеспокоены ситуацией, которая произошла в Крыму вокруг нашей церкви. Потому что нарушение религиозной свободы нарушает основные принципы мирового сообщества, а религия во многих странах стоит на первом месте. К большому сожалению, Российская Федерация не понимает, или не хочет понимать, или игнорирует право верующих украинцев иметь свою церковь и давать возможность продолжать богослужения. Суды, которые сейчас происходят в Крыму, является позорными, потому что направлены именно на уничтожение церкви. И уничтожение не только в духовном плане, но и в физическом — когда Евпаторийский суд сначала заставлял меня собственноручно разобрать церковь, а теперь они дают поручение судебным приставам, чтобы те уже сами разобрали ее. Это ужас. Это даже хуже, чем в 20-е годы ХХ века.

Валентина Самар: Как получение вами сана митрополита отразится на служении в Крыму?

Митрополит Климент: Никак. Я благодарю Блаженнейшего Епифания, Митрополита Киевского и всея Украины, нашего предстоятеля Церкви, за то большое доверие, которое он мне высказал. Потому что это доверие. Это духовная поддержка, это поддержка церкви, всего того, что я делал в течение семи лет. 

Валентина Самар: Как спасти Кафедральный собор Равноапостольных Владимира и Ольги, который оккупанты отбирают у украинской церкви? Я знаю, что Европейский суд по правам человека не согласился в соответствии с правилом №39 ЕСПЧ заставить Российскую Федерацию прекратить любые манипуляции с этим украинским имуществом. Какие варианты вы теперь рассматриваете вместе с вашими юристами?

Митрополит Климент: Следует понимать, что ЕСПЧ норму правила №39 применяет только в исключительной степени, когда речь идет о жизни человека. Но то, что европейский суд рассматривал этот вопрос коллегией судей из семи человек и то, что в своем пресс-релизе они опубликовали решение, это сигнал Российской Федерации, европейский суд держит эту ситуацию под контролем. Поэтому, если РФ не хочет, чтобы на мировом уровне у них были проблемы, они должны оставить церковь в покое. 

Валентина Самар: Чем закончится этот бег по кругу, который вы начали голодовкой под Кабинетом Министров? Делает украинское государство сейчас какие-то шаги для того, чтобы сохранить церковь в Крыму?

Митрополит Климент: В отличие от предыдущей власти, сейчас есть конструктивный диалог. Украинская власть идет на встречу и понимает ситуацию. Был разработан проект постановления, который был вынесен на согласование в комитеты Верховной Рады, и я надеюсь, что наконец председатель Верховной Рады Дмитрий Разумков вынесет вопрос о принятии постановления на рассмотрение парламента. Потому что это вопрос выносился на повестку дня в июле, потом мне в Офисе президента обещали, что вопрос будет рассмотрен на внеочередной сессии 25 августа, а сейчас мне говорят, что этот вопрос будет вынесен на рассмотрение уже в сентябре. 

Я сейчас, пользуясь случаем, требую от председателя Верховной Рады поставить этот вопрос на голосование. То, что вписывают в повестку дня, еще не значит, что оно будет рассмотрено. А сейчас речь идет о том, чтобы этот вопрос был вынесен на рассмотрение в сессионный зал. И это уже ответственность председателя Верховной Рады. Потому что он обещал и Блаженнейшему Митрополиту Епифанию, и Кабинету Министров Украины, что он поставит этот вопрос на голосование. В частности, он это обещал вице-премьеру Алексею Резникову, потому Резников сделал всё. Если человек порядочный, то он должен выполнять свои обещания.  

Валентина Самар: Вынести на рассмотрение можно, а наберет ли это постановление голоса?

Митрополит Климент: Я думаю, что это будет лакмусовая бумага — как депутаты Верховной Рады относятся к государственности, считают ли они Крым украинским. 

Деревянный храм ПЦУ в Евпатории, 02.11.2019 Фото: Facebook Ярослав Гонтар

Валентина Самар: Церковь в Евпатории — небольшая, деревянная. Что происходит с ней сейчас — после того, как оккупационная «власть» Евпатории постановила, что вы должны освободить этот крохотный участок земли?

 Митрополит Климент: Сейчас работают адвокаты. Мы подали в апелляционный суд все необходимые жалобы и надеемся на продолжение рассмотрения этого дела в судах. Священник отец Ярослав Гонтар постоянно со своей паствой, постоянно со своей общиной, и слава Богу, богослужения сейчас происходят. 

Валентина Самар: Мы видим, что Украинская Православная Церковь Московского патриархата в Крыму с оккупацией Крыма ничего не потеряла, наоборот — получила лояльность со стороны оккупационных властей, и свою лояльность к этой власти она демонстрирует, можно сказать, ежедневно. Также священнослужители этой церкви окропляют военнослужащих РФ, Черноморского флота. В то же время, она остается структурно в Украинской Православной Церкви, центр которой находится в Киеве. И мы видим, как священнослужители, которые прислуживают там оккупантам, ездят на свободную украинскую территорию, чтобы их посвятили в новый сан. Одно из последних сообщений, которое вызвало резонанс в обществе, было от известного диакона Андрея Кураева — о том, что епископом Бахчисарайским и Викарием Симферопольской епархии назначен архимандрит Калинник, в миру Константин Чернышев, который принимал непосредственное участие в деятельности «самообороны Крыма». Он приезжал на свободную территорию Украины, его посвящали в сан, и никоим образом власть Украины не реагировала. Много таких священнослужителей?

Митрополит Климент: Много. И это вопрос к нашей украинской власти, к нашим спецслужб, которые должны заниматься безопасностью государства. Что касается Калинника, то это была профессиональная провокация, которая российской стороне удалась. Если вспомнить время, когда его посвящали в сан епископа, оно раз совпало с приездом в Украину господина Помпео (Майк Помпео, государственный секретарь США —ред.).Если бы этого Калинника не впустили в Украину, то российская сторона вопила бы на весь мир, что нарушается религиозное право бедной московской церкви на территории Украины. Впустили, предотвратили скандал, но получили результат рукоположения этого священнослужителя во епископа. 

Валентина Самар: Вы сказали, что он не один такой, участвовавший в оккупации Крыма?

Митрополит Климент: Это не единственный священник. Дело в том, что между Митрополитом Лазарем и руководством Черноморского флота подписано соглашение. Это соглашение мы получили на судебном процессе, когда в Симферополе судились за церковь в Перевальном, которая отошла священнослужителям Московского патриархата. Это соглашение у нас есть, его копия находится на территории свободной Украины. Но, к сожалению, эта тема замалчивается, украинская власть эту тему, игнорирует, а Украинская Православная Церковь Московского патриархата этим пользуется. 

Сейчас главный вопрос — заставить УПЦ МП в Украине выполнить закон, согласно которому они должны перерегистрироваться как Русская Православная Церковь. Если от меня на территории Крыма требуют регистрироваться по российскому законодательству, если в Крыму идет кампания по уничтожению УПЦ, то соответствующие действия украинская власть должна применять и к церкви, которая не только отказывается выполнять законы Украины, но и нарушает любые законы — как духовные, так и государственные. Но для этого надо, чтобы была решительная воля украинского государства. 

Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Я перед нашим разговором общалась с руководством крымского главка СБУ, где расследуют в большом производстве, касающемся оккупации Крыма, эпизоды участия священнослужителей Русской православной церкви, которые вместе с казачками приезжали в Крым. Мы о них рассказывали в нашем расследовании «Шуцманы Путина». А также эпизоды участия священнослужителей, которые были на территории Крыма и также присоединились к действиям, которые квалифицируются как военные преступления. Ведь их использовали как «живой щит». Они агитировали украинских военнослужащих складывать оружие, изменять присяге и переходить на сторону русской армии. 

Российское издание «Медуза» провело расследование под названием «Вежливые батюшки». Там много ссылок на вас и на отца Ивана с Перевальненской церкви. Я думаю, что нам стоит тоже вместе с другими украинскими священнослужителями вернуться к этой теме 2014-го года и провести журналистское и общественное расследование роли РПЦ и ее священнослужителей во время оккупации Крыма, потому что это международное преступление, и их роль также должна быть расследована. Поэтому я приглашаю вас к этой работе. Но это не должна быть месть, правда?

Митрополит Климент: Это не месть. Если речь идет о выполнении законодательства, то эта норма должна применяться не только по отношению ко мне и моим церквям на территории Крыма со стороны РФ, но и со стороны Украины должны быть адекватные действия, адекватная реакция и позиция. Митрополит Онуфрий (предстоятель УПЦ МП — ред.) Должен понимать, что он как глава церкви несет ответственность за те преступления, в которых принимают участие священнослужители его церкви. Если он не хочет, чтобы эта информация была обнародована, а он как руководитель не хочет, потому что ему надо все время доказывать, что он представитель украинской церкви, то пусть дает соответствующее поручение и Лазарю и Платону, и всем тем рукоположенным епископам, которые находятся там — как надо вести себя в цивилизованной стране и какие законы надо выполнять. Пусть Митрополит Онуфрий даст оценку действиям своих подчиненных на территории Крыма, это интересно — какова его позиция. И почему он отказывается перерегистрироваться как Русская православная церковь? Потому что его религиозный центр находится в Москве. Когда речь идет о перерегистрации в Украине, это, мол, нарушение прав религиозных общин в Украине. А почему никто не говорит о нарушении прав религиозных общин на территории Российской Федерации? На территории РФ четко определено, что в России не может быть церквей с зарубежным центрами. Но если Православная Церковь Украины не может быть в России, потому что она имеет зарубежный центр в Киеве, то почему в Украине должна быть церковь с зарубежным центром? Им и без того идут на уступки, им не запрещают служение, от них требуют просто перерегистрироваться и называться русской православной церковью. Но они знают, что эта перерегистрация для них будет смертью. Потому что тогда они уже не смогут спекулировать названием, что они украинцы. Но ответ митрополит Онуфрий должен дать ответ о тех беззакониях, которые происходят в Крыму, и о том, как он относится к тому, что в Крыму уничтожается Православная Церковь Украины. Пусть даст ответ.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine