Олег Хоменок: Украина на полпути к достойной реакции на журналистские расследования

Сети расследовательной журналистики из года в год становятся все гуще и крепче, и в них все чаще попадает крупная рыба – коррумпированные президенты и топ-чиновники, их друзья олигархи и прачки их грязных денег. 2-4 декабря в Киеве работала 13-я конференция журналистов-расследователей. О состоянии, достижениях и перспективах расследовательского сообщества в эфире программы «Вопрос национальной безопасности» рассказывает Олег Хоменок - член совета директоров Глобальной сети журналистов-расследователей (GIJN), старший советник по вопросам медиа Internews Network.

Олег Хоменок Фото: irrp.org.ua

Валентина Самар: Приветствую, Олег. Каковы наибольшие достижения расследовательского сообщества за прошедший год? Настолько глобализовано это сообщество и на какие сферы оно реально влияет в мире?

Олег Хоменок: Мне кажется, что в этом году наиболее резонансным было глобальное расследование Pandora Papers. Это расследование проводилось десятками журналистов по всему миру. Оно базируется на материалах большой утечки информации о коррумпированных связях органов государственной власти, банков и чиновников по всему миру. Это расследование стало следствием нескольких трендов, существующих на сегодняшний день в расследовательской журналистике. Во-первых, происходит диджитализация, оцифровка большого массива информации, который становится более доступным для кого-либо: для людей, работающих в расследованиях, в банках или в органах, которые должны противостоять отмыванию денег, а также и для журналистов. И по-моему, это расследование показало, что на сегодняшний день журналисты благодаря коллаборации, которая существует между профессионалами из разных стран, могут сделать большое количество расследований, которые раскроют происходящее за кулисами официальных властей в разных странах. И то, как это расследование произошло в Украине, это работа наших коллег по изданию Слідство.інфо, которые провели расследование и, основываясь на документах из Pandora Papers, рассказали об оффшорных компаниях, зарегистрированных на команду Квартала 95, которая пришла к власти несколько лет назад.

Кадр з фільму «Офшор 95» Скріншот: slidstvo.info

Валентина Самар: Больше всего критики, в том числе этого последнего крупного расследования, слышно по поводу того, что журналисты используют «слитые» документы. Что вы скажете в ответ?

Олег Хоменок: Журналисты могут использовать для своего расследования любые документы, если они были получены законным путем или не были получены незаконным путем. Но только в случае, если эти документы проверены журналистами, если факты, изложенные в этих документах, подтверждаются, достоверны и проверены. То есть мы говорим о том, что журналист в процессе своей деятельности сталкивается с большим массивом данных и с большим количеством разных людей. Как говорила моя коллега, есть люди, которых мы никогда не пригласили бы на ужин, но это не мешает журналистам общаться с этими людьми для того, чтобы получить от них общественно важную информацию. Это собственно второй аргумент к тому, использовать истоки или нет. Если эта информация общественно значима, имеет общественный интерес, а именно: ее распространение или распространение поможет предотвращению совершения преступлений, ввода в заблуждение большого количества людей заявлениями и действиями должностных лиц, раскрывает преступное бездействие или халатность. Все это признаки информации как общественно значимой. И это второй аргумент, для чего журналисты используют утечки. Ну и третий я уже назвал – эта информация не была получена незаконным путем. Это три фактора, которые влияют на получение и использование журналистами утечки в материалах своих расследований: проверка информации, убежденность в том, что она достоверна; информация общественно значима; информация не была получена незаконным путем, а именно — не была украдена или куплена.

Валентина Самар: Если брать за критерий эффективности и результативности расследований влияние этих расследований на жизнь одной или многих стран, то на какой стадии развития сегодня украинское расследовательское сообщество? Каково его место в глобальной сети?

Олег Хоменок: Я думаю, что примерно на середине пути от начала, когда общество узнает какие-то резонансные дела и как будто совсем не реагирует на это и не учитывает публикации журналистских расследований. Между тем, например, в результате публикации Panama Papers произошла мгновенная отставка премьер-министра Исландии после его интервью шведскому каналу общественного вещания в программе, которая называется «Миссия: расследовать».

Прем’єр-міністр Ісландії Сігмундур Гуннлаугссон тікає від журналістів програми  «Місія: розслідувати»  Скріншот: SVT and Reykjavik Media

Тогда журналисты из Швеции задали ему вопрос, почему он скрывает, что имел отношение к оффшорным компаниям, которые в мировой финансовый кризис помогли ему не потерять деньги. Он сначала убежал от съемочной группы журналистов, а затем через несколько дней просто подал в отставку. Это произошло не потому, что журналисты так себя вели, а потому что общество отреагировало. То есть, гражданское общество, люди, являющиеся работодателями для этих прекрасных людей, потребовали его отставки — и он ушел в отставку. Пока у нас этого пока не происходит. Достаточно длинный путь нужно пройти для того, чтобы мы могли также это иметь у себя. Но мне кажется, что Украина находится где-нибудь посередине. Мы продвигаемся к тому, что от публикации расследований есть определенная реакция на расследование, но это происходит не в случаях, когда это касается чиновников, а это происходит где-то на среднем или низовом звене государственной службы и чиновников. 

Валентина Самар: Немножко усложню задание. Отойдем от столицы, от национальных расследовательских центров. Насколько, на Ваш взгляд, велика дистанция между украинскими региональными и национальными расследующими центрами – и глобальной сетью журналистов-расследователей?

Олег Хоменок: Глобальная сеть – это организация, в которую входит более 200 центров журналистских расследований в разных форматах: агентства, центры, бюро и работающие в формате неправительственных и неприбыльных организаций. Они очень разные. Можно сказать, что есть организации, которые работают очень эффективно, и их публикации влекут за собой мгновенную реакцию власти или гражданского общества. Есть организации, которые только в начале своей деятельности и у них все еще впереди.

Валентина Самар: Назовите, пожалуйста, примеры участия региональных украинских расследовательских центров с иностранными коллегами в транснациональных расследованиях.

Олег Хоменок: Например, цикл расследования, касающийся влияния Китая на черноморский регион. Это расследование проводили журналисты из Николаевского центра журналистских расследований, из центра RISE Moldova, из существующего в Румынии центра RISE, и болгарской организации — не помню, как она называется. Это был цикл из около 40 расследований, который рассказывал о коррупционных связях, коррупционном влиянии китайских компаний, которые заходят в экономику черноморского региона и постепенно захватывают целые отрасли промышленности, сельского хозяйства или инфраструктуры в этих регионах. Это был трансграничный проект, в котором работали журналисты-расследователи из регионов. То есть, это не киевское агентство. Несколько расследований касалось того, как происходит незаконная вырубка лесов и экспорт или незаконная контрабанда древесины в Европу из Украины. По крайней мере, я знаю, что это расследование продолжается и еще не закончено. Но в нем также принимают участие наши коллеги из Европы и представители сети журналистов-расследователей из Украины.

Українська деревина на експорт Фото: Pavlo Kuzyk

Валентина Самар: Теперь о коллаборации, которую я хотела бы увидеть и даже принять в ней участие. Нам всем известно, что открытие официальных расследований по фактам нарушения крымских санкций происходило исключительно после обнародования журналистских расследований. Это известные истории о поставке газовых турбин SIЕMENS в Крым, это поставки норвежского ильменита судами двух немецких компаний-судовладельцев, это участие голландских компаний в строительстве Керченского моста, и недавно там было обнаружено оборудование немецкой и датской компаний для станции водоснабжения в Крыму. Интересна ли крымская тематика нашим западным коллегам?

Олег Хоменок: Если говорить о западных коллегах, то она, безусловно, интересна тем, кто работает в странах, которых это касается. Я убежден, что какой-то норвежский след или голландский след будут интересны журналистам этих стран. Даже если возникают истории, связанные с Германией или другими странами Европы. Потому что это помогает журналистам-расследователям рассказать своей аудитории о том, как компании нарушают определенные законы или определенные решения, принятые в связи с оккупацией

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine