Микола Полозов опублікував другу частину «тюремного щоденника» Нарімана Джелялова

Адвокат Микола Полозов опублікував на свій сторінці в Facebook другу частину «тюремного щоденника» утримуваного в СІЗО Сімферополя першого заступника голови Меджлісу кримськотатарського народу Нарімана Джелялова, якого ФСБ підозрює в причетності до «диверсії», яка нібито сталася на газопроводі в селі Перевальне.

Наріман Джелялов, перший заступник голови Меджлісу в «Сімферопольському районному суді», 06.09.2021 Фото: Elmaz Qırımlı

Центр журналістських розслідувань публікує повний її текст в оригіналі:

«Часть 2

6.09.2021 г.

Утром проснулся в камере ИВС города Симферополь. Поспать толком не удалось. Полночи слушал разговоры охранников об их непростой жизни, жалобы на начальство и сослуживцев, мечты и желания. В камере все время горел свет. Яркий свет, что тоже мешало. Обед и ужин, предложенный охранником я не взял. Спасибо Левизе – доедал переданный ею рацион.

Глубоко уснул уже к утру, пока не разбудили на обход. Пришлось раздеться до нижнего белья и ответить на пару вопросов, пока другие сотрудники проверяли мои вещи.

Уходя мне обьяснили, что скоро заберут в суд.

Я позавтракал предложенной овсяной кашей и, собравшись, ждал. Где-то через час меня вызвали.

Какое блаженство было одеть очки. (Их взять в камеру не разрешили). И, хотя зрение у меня не так, чтобы совсем плохое, я ощущаю дискомфорт, когда не вижу хорошо лица людей, их мимику и взгляд.

Двое сотрудников ФСБ – в маске и без посадили меня в УАЗ серого цвета и повезли в управление на ул. Франко.

Завели в знакомый уже «стакан».

Ждал я не долго. Молодой сотрудник в галстуке пригласил меня, предложив оставить вещи.

В кабинете находился следователь и мои друзья – адвокаты Э.Авамилева и Н.Полозов.

Следователь Власов сообщил, что нам предстоит допрос в качестве подозреваемого. И мы попросили возможности поговорить конфиденциально. Нас проводили туда же, где расположены «стаканы» и небольшое помещение.

Мы согласовали позиции по предстоящему допросу: я отказываюсь от данных ранее показаний в качестве свидетеля в виду того, что: 1) мое дело и дело Ахтемовых Асана и Азиза обьединили в одно; 2) мне после задержания неоднократно отказывали в праве на адвоката свидетельские показания я давал без него; 3) я давал показания в тяжелом, стрессовом состоянии, проведя значительную часть времени с мешком на голове под психологическим давлением и в ожидании физической расправы.

И, конечно, я отказался давать новые показания уже в качестве подозреваемого.

После этого мы пообщались со следователем, который сообщил, что будет ходатайствовать у суда только о моем аресте.

Эмине ханум и Николай давали много полезных советов, сообщив, что «снаружи» все кипит.

«Твою фотографию не видел, наверное, только бездомный», – пошутила Авамилева.

Я попросил ее всем передать привет, сказать, что я в порядке и несмотря на переживания крепок духом.

На этом мы попрощались, а Эмине ханум попросила следователя передать мне еды. И сразу всучила шоколадку.

Я вернулся в стакан. Было около 13.00 – 13.30. В соседней камере кто-то шевелился, но я не предал значения. Однако через короткое время окошко в двери открылось и какой-то сотрудник, увидев меня произнес: «А Вы не Ахтемов?» Закрыл окно и открыл соседнее. Когда он ушел, я начал:

– Асан?

– Да.

– Это Нариман. Азиз с тобой?

– Да.

– Как ты? Уже лучше?

– Да.

– Вас били?

– Азиза немного, а меня сильно.

– Током?

– Да.

– Асан, вас ждут ваши адвокаты. Тебя готов защищать Айдер Азаматов, а Азиза – Шабанова С.

(Накануне на столе следователя я видел отказ Азиза от услуг адвоката по соглашению).

– Нам сказали, что если будем требовать своего адвоката, то будет плохо.

Мы замолчали. Асан говорил неохотно. Я переживал, думая, это от усталости или у него сложилось такое отношение ко мне.

Мы дружили несколько лет. Его братишку Азиза тоже знаю. Хотя больше общаюсь с его отцом Эскендер ага. Мы живем на одной улице.

Асан с виду хрупкий парень. Но когда мы виделись на очной ставке, он был особенно изможден, держался за живот и дрожал, то ли от холода, то ли от причиненной ему боли.

– Асан, лишнего не говорите, здесь слушают. Но я должен знать: «Вы сделали то, в чем Вас обвиняют?».

Здесь Асан заговорил иначе, надрывным голосом с явной сильной эмоцией.

– Нариман, ты же знаешь, что я бы ни за какие деньги не согласился такое сделать!

Следует отметить, что никогда за годы общения с Асаном я не слышал от него ни намека на идею похожую на диверсию. Листовки, флаги, надписи – да, но диверсия?

– Заставили, – выдавил он. Угрожали что-то сделать семье.

Тут в диалоге я упускаю многие детали. Возможно, о них расскажут когда-нибудь другие участники этих событий, а может я сам.

– Нариман, я не сказал ничего, кроме того, что ты слышал на очной ставке…

– Асан, все в порядке. А нечего больше рассказывать. С твоей семьей все будет в порядке. Я уже передал, чтобы о них не забывали. Твоя и Азиза задача – собраться с духом и пройти этот путь, чтобы увидеть в итоге жен и детей.

Тут кто-то вошел в помещение и мы замолчали.

В маленькое 5*5 см. окошко в моей камере заглянуло знакомое лицо – Мемет ага из Бахчи, с которым я тут же и познакомился, пока ждал встречи с адвокатами. Он уже полтора месяца находится в СИЗО. А здесь в Управление его привезли на какие-то следственные действия. В руках у него были полные пакеты и он без промедления открыл окошко в двери и протянул мне манты:

– Сагол, агам, мне только передали еду…

Действительно, незадолго до прихода Мемет ага сотрудник принес пакет с едой от Эмине ханум. Я сразу попросил передать шоколад, который она мне дала, ребятам.

– Нариман, нам дали шоколад.

– Ешьте, Асан, это от меня.

По его словам, он и Азиз ночевали в бахчисарайском ИВС и ему с утра дали полбулки хлеба и только в управлении дали воду…

– Сагол, агам, мне только передали еду, а вот ребята в соседней камере, возможно, голодны.

Мемет ага без промедлений их угостил, несмотря на их вежливое: «Не надо».

Я попросил его передать им яблоки и слойки, которые мне мне передала Эмине Ханум.

– Асан, что у вас есть из вещей?

– То, что на нас, еще носки и трусы.

Спасибо супруге, она через Лемара ага еще в ночь моего задержания передала много одежды. Я взял свитер и попросил передать ребятам. На их протест и я, и Мемет Ага сказали: «взять и все».

– Асан, Азиз. Мы теперь в одном деле. Нас сейчас повезут в суд для избрания меры пресечения. Это будет арест. Одежда пригодится. Пока вам свое передадут, пройдет время.

Помните, два адвоката готовы защищать ваши интересы, но без вашего согласия они ничего сделать не смогут. В СИЗО вас разлучат.

Старайтесь не откровенничать с теми, кого там увидите. Это могут быть подсадные. Со временем быт наладится…

Говорил им, а сам думал и о себе. Теория и практика. Одно дело слушать рассказы и наставления других, другое – оказаться в этих обстоятельствах самому».

Першу частину «тюремного щоденника» Нарімана Джелялова читайте тут.

Як повідомлялось, 6 вересня 2021 року «Київський райсуд» Сімферополя заарештував заступника голови Меджлісу Нарімана Джелялова до 4 листопада. Також «Київський райсуд» обрав запобіжний захід у вигляді утримання під вартою до 4 листопада для двоюрідних братів Азіза і Асана Ахтемових, підозрюваних в скоєнні «диверсії» (ч. 1 ст. 281 КК РФ).

7 вересня 2021 року ФСБ заявила, що ГУР Міноборони України та Меджліс кримськотатарського народу причетні до організації диверсії, яка нібито сталася на газопроводі в окупованому Криму 23 серпня.

Джелялова утримують в спецблоці СІЗО Сімферополя, де максимально обмежена не лише взаємодія з зовнішнім світом, але й з іншими ув’язненими. При цьому його незаконно поставили на профілактичний облік як «особу, схильну до скоєння терористичних і екстремістських злочинів».

  • 3 вересня 2021 года в окупованому Криму співробітники ФСБ викрали кримського татарина, жителя Сімферополя Ельдара Одаманова після обшуку в його будинку, який проводився в зв’язку з нібито його причетністю до вибуху на газопроводі в селі Перевальне Сімферопольського району. Силовики вилучили всю комп’ютерну техніку.
  • 4 вересня в Криму співробітники ФСБ вранці провели в селі Первомайське Сімферопольського району обшук в будинку заступника голови Меджлісу кримськотатарського народу Нарімана Джелялова, після якого його затримали і відвезли в невідомому напрямку. До цього вночі окупанти обшукали будинок і затримали жителя цього села Азіза Ахтемова нібито через причетність до вибуху газопроводу в селі Перевальному 23 серпня.
  • Увечері 3 вересня в селі Левадки Сімферопольського району співробітники ФСБ обшукали будинок і затримали Асана Ахтемова. Вранці 4 вересня в Євпаторії силовики обшукали будинок і затримали місцевого жителя Шевкета Усеінова. Місцезнаходження обох затриманих невідомо, як і трьох затриманих раніше Ельдара Одаманова, Азіза Ахтемова, Нарімана Джелялова.
Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine