Алексей Хмара: «Антикоррупционными законами мы приблизили безвизовый режим с ЕС

«Центр»
10577Парламент РК принял в первом чтении законопроект о противодействии коррупции, внесенный прокурором Крыма (по новой конституции республики, обладает законодательной инициативой). Среди основных принципов противодействия коррупции в проекте названы обеспечение и защита прав и свобод человека, публичность в работе госсорганов; сотрудничество с институтами гражданского общества, международными организациями и физлицами. В общем, с нетерпением ждем принятия и вступления в силу. В качестве примера эффективного противодействия коррупции не на словах, а на деле - изменения в законодательстве и практика его применения  в Украине после смены власти.  О достижениях и  реальной роли в этом процессе гражданского общества в интервью "Центру журналистских расследований" рассказал исполнительный директор Transparency International Ukraine, президент общественной организации "ТОРО" Алексей Хмара.

10577Парламент РК принял в первом чтении законопроект о противодействии коррупции, внесенный прокурором Крыма (по новой конституции республики, обладает законодательной инициативой). Среди основных принципов противодействия коррупции в проекте названы обеспечение и защита прав и свобод человека, публичность в работе госсорганов; сотрудничество с институтами гражданского общества, международными организациями и физлицами. В общем, с нетерпением ждем принятия и вступления в силу. В качестве примера эффективного противодействия коррупции не на словах, а на деле — изменения в законодательстве и практика его применения  в Украине после смены власти.  О достижениях и  реальной роли в этом процессе гражданского общества в интервью «Центру журналистских расследований» рассказал исполнительный директор Transparency International Ukraine, президент общественной организации «ТОРО» Алексей Хмара.

Алексей, хотелось бы начать разговор с напоминания об одном резонансном обращении антикоррупционной общественности Украны, под которым стоят подписи и ваша, и Виктора Тарана, директора Центра политических студий, также Светланы Залищук (Центр.ua), Анны Гопко (Громадський сектор Євромайдану) и Виталия Шабунина, председателя правления Центра противодействия коррупции. В середине марта этого года, в момент переговоров о предоставлении Украине транша МВФ, финансовой помощи со стороны США, ЕС вы  обратились к международным донорам с призывом не давать деньги правительству Яценюка до тех пор, пока парламент Турчинова не примет пакет антикоррупционных законов, гарантирующих, что кредиты не разворуют. У вас получилось?

Алексей Хмара

Алексей Хмара

И да,  и нет. На самом деле на нас могли сильно повлиять требования со стороны международных партнеров к Украине в отношении борьбы с коррупцией. То есть, мы смогли их заставить включить во все контракты, которые мы сейчас подписали с европейцами и американцами или такими организациями как Международный валютный фонд, пункты о борьбе с коррупцией, о контроле этих реформ, об отслеживании изменений в Украине вследствие внедрения этих антикоррупционных реформ. Но мы не смогли добиться всего того, чего хотели.

Поэтому на данный момент у нас нет нового закона об Национальном антикоррупционном бюро, которое нам очень нужно. И сейчас новый законопроект о борьбе с коррупцией только разрабатывается и в ближайшее время будет внесен в Кабинет министров, а потом и в парламент. То есть, такой новой рамки мы не смогли получить, но зато мы смогли немного сменить украинское антикоррупционное законодательство, приблизить его к европейским стандартам. Этим мы помогли Украине приблизить получение безвизового режима с Евросоюзом.

И  в том числе — это были изменения в законодательство, дающие более прозрачные условия проведения госзакупок? Какие схемы благодаря этому разрушены?

Во-первых, государственные предприятия, которые проводили свои госзакупки без какой-либо отчетности, теперь будут начиная с любой суммы отчитываться о растратах на едином портале. Второй важный момент — это понятие «заказчик». Мы настолько его расширили, настолько сделали точным, что, в принципе, очень тяжело выйти из-под рамок закона. Следующее — это процедура закупки у одного участника, теперь она называется переговорной процедурой. И мы, собственно, ограничили применение этой процедуры, потому что еще год назад 67 процентов украинских тендеров проходило именно по закупке у одного участника, абсолютно неконкурентно. Мы надеемся, что в этом году это будет не более, чем 30 процентов. Потому, что очень много закупок коммунальных услуг происходит именно по этой процедуре.

85899

Еще дальше мы говорим о самих принципах предоставления информации — теперь все уже есть онлайн. И с бесплатным доступом к этой информации, с бесплатным размещением информации в интернете. Единственное что тут немного, скажем так, «балуется», госпредприятие, которое обслуживает этот ресурс и всячески старается ввести дополнительную плату, что незаконно — мы с ними боремся сейчас. Чтобы не собирались дополнительные маржи за их услуги. И мне очень нравится, например, что мы смогли закупку кормов для цирковых животных вернуть в русло тендерного закона, потому что еще недавно это была особая процедура на очень специальных условиях. Я не знаю почему…ну и так далее.

В перечне требований также был пункт и о снятии ограничений для доступа к публичной информации.

sm300x210_image-0001435

фото: gromada.lviv.ua

Да, приняли этот законопроект. Благодаря ему теперь все генеральные планы населенных пунктов не могут иметь гриф «для служебного пользования», как это было ранее, и они доступны гражданам. То есть, мы должны свободно получать информацию о том, где какие автозаправки и торговые центры будут строить в наших городах, селах и поселках.

Следующий важный момент — мы смогли добиться, чтобы все декларации чиновников были автоматически опубликованы онлайн в интернете. Потому что вы знаете, что их иногда надо по запросу требовать, а нам -активистам, журналистам — часто отказывают и говорят о том, что в них содержатся персональные данные. Поэтому, мол, извините, ничем вам помочь не можем. Но это абсолютная неправда и мы добились того, чтобы и эти данные стали публичными.

И еще пару важных моментов в этом законе о доступе к публичной информации: это порядок посещения всевозможных собраний, коллегий и других публичных мест, где заседают органы власти. Все люди могут посещать такие мероприятия, если только у органа власти нет специального порядка посещения.

Алексей, по вашим подсчетам,  сколько денег удалось вывести из теневого распределения благодаря этим изменениям в тендерном законодательстве? То есть, денег, о которых мы не могли знать — как они тратятся, кому попадают, за какие товары и услуги их платят и по каким ценам?

Давайте вместе будем считать. На самом деле, ежегодный оборот денег в государственных закупках Украины — 300 миллиардов гривен. Треть из них приходилась на неконкурентную  процедуру закупки у одного участника. Из этой суммы, то есть из ста миллиардов, воровали примерно половину — 50 миллиардов гривен в год. Следующая треть — еще 100 миллиардов — это были закупки государственных предприятий, которые вообще не попадали  под действие тендерного закона. Из них воровали примерно 60 процентов — то есть 60 миллиардов гривен в год. В общем 50 плюс 60 — получаем 110 миллиардов гривен. Это деньги, которые стабильно ежегодно разворовывали. Я думаю, что за первый год мы их можем сэкономить хотя бы треть этой суммы, то есть 30 миллиардов гривен. И как минимум 50-60 миллиардов гривен каждый последующий год, когда этот закон будет нормально действовать. Это где-то 5-6 миллиардов долларов ежегодно. По сути,  это половина долга Украины международным партнерам.

В недавнем интервью крымского спикера Владимира Константинова «Интерфаксу»  он сказал, что сегодня Украина буквально утопает в коррупции. Что многие его знакомые в Украине жалуются на это и хотели бы вернуться во времена Януковича. Действительно ли это так? По вашим наблюдением, каков сейчас уровень коррупции в Украине?

8545Мы все время исследуем коррупцию и стараемся влиять на ее уровень. И я скажу так: сегодня уровень коррупции немного снижается. Причины три на самом деле. Во-первых, из-за того, что в стране денег действительно нет. Янукович же прославил себя двумя вещами — сначала он много-много грабил, а потом он все это и увез.

То есть, можно сказать, Виктор Федорович таки внес посильный вклад в борьбу с коррупцией в стране

Да. Он вывез очень много денег, и денег в государстве нет. В связи с этим все коррупционные госзаказы просто встали, потому что не из чего воровать.

Вторая составляющая коррупции в Украине — это возможность использовать свою власть не по назначению. С этим стало лучше, потому что действительно «почистили» много чиновников. Некоторые добровольно уехали в Россию и в Крым. А других «попросили» с должностей и они ушли. Действительно, где-то процентов на 20 руководящий аппарат в Украине поменялся. Я не скажу, что новые люди намного честнее, чем их предшественники, но то, что они сейчас боятся заниматься коррупцией — это реальный факт.

И третья составляющая коррупции в Украине — это население, которое добровольно платит взятки на всех возможных уровнях. Но вы знаете, сегодня правосознание украинцев настолько большое, что если им предложит кто-то дать взятку, потребует тот же милиционер или гаишник, то его могут реально побить. Вот сегодня настолько велико недоверие украинцев к правоохранительной системе, что уже никто ни с кем не церемонится. Если не нравится как ведет себя полицейский, кажется, что это не по закону, то тут же граждане вытаскивают «народные аргументы» и начинают показывать кто прав, а кто нет. Поэтому с этой точки зрения демократии или такой себе вольницы стало больше. Коррупции больше не стало, просто стала как-то менее  управляемой ее система. Возможно, господину Константинову это не нравится, он, наверное, привык, когда все слушаются и «под козырек берут».

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine