Юрий Смелянский: Фактор угрозы используется для обмана избирателей

Выборы президента эксперты называют паранормальными, а если использовать более привычные и понятные определения, то это демократические выборы с использованием грязных технологий, админресурса и накручиванием общественных настроений. О некоторых страшилки, которыми зомбируют избирателей технологи кандидатов и сами кандидаты, мы и поговорим сегодня с  Юрием Смелянским, экономическим экспертом фонда «Майдан иностранных дел» в программе «Вопрос национальной безопасности»(проект Центра журналистских расследований, эфир ТРК Черноморская).

Юрий Смелянский, глава правления «Института стратегических черноморских исследований», эксперт фонда «Майдан иностранных дел» Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Юрий, какова ваша методика борьбы с паническими настроениями? Страхом, ненавистью? Вы ведь тоже часто эмоционально комментируете в своих постах в Фейсбуке нынешнюю ситуацию.

Юрий Смелянский: Как раз стараюсь с эмоциями бороться, в основном я пишу о том, что каждый человек имеет право на свой выбор, но, делая свой выбор, он берет на себя ответственность за этот выбор. И да, человек имеет право на ошибку. Но суть в другом — надо думать. Я действительно зачастую не понимаю своих земляков-крымчан, с одной стороны, а с другой стороны, понимаю. Когда живущие в Крыму или те, кто сегодня на материке и не может вернуться домой, говорят, что надо голосовать за действующего президента. Почему? С теми, кто остался в оккупации, кто сегодня находится в плену у оккупантов, с моей точки зрения, более-менее понятно, это обратный вектор «стокгольмского синдрома». Вот есть свободная территория, туда можно поехать, глотнуть воздуха свободы. Пока ты находишься в концлагере, на воле лучше, и все, что там происходит, это хорошо, потому что там свобода, какое-то движение идет. И в этом случае можно не обращать внимания на все остальное негативное, что по сути критиковалось на протяжении всех пяти лет. Тот же закон о свободной экономической зоне «Крым». Итоги этого закона — превращение граждан Украины, которые живут в Крыму, в граждан второго сорта, не-граждан по территориальному признаку, нерезидентов. Пять лет обещали первичные действия по формированию условий будущей деоккупации — и ничего не делали. Гражданское общество мытьем, катаньем, критикой, спорами, консультациями пробило в июне 2016-го года рекомендации парламентских слушаний. Прошли парламентские слушания, депутаты услышали, проголосовали за них — ни один пункт не выполнен до сегодняшнего дня. И тут же идет встречное предложение от тех, кто это все критиковал — нет, давайте оставим как есть. Логика непонятна.

Валентина Самар: Будем объективны: оба кандидата, вышедшие во второй тур, используют апокалиптический сценарий. Вернее, их агитаторы, пропагандисты, боты и просто искренние сторонники. Попробуем сделать невозможными в наших головах управленческие и экономические апокалипсисы. Мы слышим каждый день, что если победит кандидат Х, то на следующий день будет счастье, освобождение Крыма и Донбасса, а если победит кандидат Y, то небо упадет на землю, а МВФ не даст кредиты, у Зеленского нет команды, экономика рухнет, наступит хаос в стране и Путин придет в открытую дверь.

Второй апокалиптический вариант, о котором нам говорят: если Порошенко останется у власти, он до конца узурпирует власть, закрутит гайки, закончится свобода слова, будет мстить всем, кто был против него, а в это время олигархи продолжат расхищать то, что осталось от государства. То есть, тоже плохой сценарий. Какие избежать обоих сценариев? Они вообще реалистичны? Есть такие угрозы?

Юрий Смелянский: Угрозы существуют всегда, особенно в тех условиях, в которых находится сегодня Украина — против нее все пять лет ведет войну более сильный и агрессивный сосед. Поэтому угроза есть. Но тут вопрос в другом — насколько используется фактор угрозы для того, чтобы  — у меня даже не поворачивается язык сказать слово “переубедить” — обмануть избирателей.

Валентина Самар: Возьмем экономический фактор.

Юрий Смелянский: Я в одной из полемик в Фейсбуке написал: ребята, давайте понимать для себя, что как только один из кандидатов в президенты начинает говорить, что он двинет экономику вперед, в любой вариации произнесенного — кандидат в президенты заявляет следующее: ему не хватает полномочий, он готов продолжить украинскую практику войны вертикалей власти за объем полномочий  и уход от ответственности. А вся эта борьба вертикалей власти всегда сопровождается политической коррупцией — то есть, он при этом еще и готов продолжать практику политической коррупции. По одной простой причине — в полномочия президента управление экономикой не входит. Это полномочия Кабинета Министров, то есть исполнительной вертикали власти и парламента, который утверждает законы и государственный бюджет и так далее. В рамках гарантий соблюдения норм Конституции президент может сказать о том, что он будет содействовать исполнению нормы статьи, которая обещает социальную защиту.  

Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Здесь стоит разъяснить, в частности, то, что прописано в разделе V Конституции Украины.

Юрий Смелянский: По какой-то причине мы в пылу всех этих предвыборных баталий забыли о том, что у нас парламентско-президентская республика, и все основные решения принимаются парламентом. Без того, чтобы в парламенте проголосовали, ни один министр, ни один руководитель спецслужбы назначен быть не может, за исключением СНБО — это чисто президентская прерогатива. Есть у президента еще полномочия — состав наблюдательных советов, Конституционный суд, Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания — определенные квоты — и так далее. Но все, что касается исполнительной вертикали власти и обеспечения безопасности, даже если у президента есть право рекомендовать на должность министра обороны, главу СБУ, генерального прокурора. Но голосуют депутаты Верховной Рады. Без их голосования, без их поддержки может быть только и.о. на какое-то время, не более того.

Валентина Самар: Итак, проходит другой кандидат. Он работает с тем же парламентом, он может назначить только секретаря СНБО, он может делегировать своих кандидатов в различные наблюдательные советы, он может назначить главу своей администрации, то есть, канцелярии на Банковой, может назначить исполняющего обязанности председателя СБУ. Он будет работать с тем же правительством и с тем же парламентом до октября. Более того, без согласования с правительством он не сможет сменить ни одного губернатора. Кстати, в Одесской области, где губернатор, по его словам, обеспечил честные выборы, президент нарушил закон, уволив его, поскольку не было согласования с Кабинетом Министров. Об этом почему-то не говорят. Как не говорят и о том, что президент в Украине — достаточно ограниченное в полномочиях должностное лицо, если следовать Конституции, а не грести все под себя.

Юрий Смелянский: Здесь две стороны одной медали. Одна — вечная война з полномочия, но так, чтобы их иметь, но ни за что не отвечать. А вторая — если говорить о том, как должно быть по Конституции, слишком сильно сужается горизонт манипуляций сознанием избирателей.

Валентина Самар: Для того, чтобы не было никаких проблем, чтобы небо не падало на землю, всего лишь надо соблюдать Конституцию, причем не только президенту, но и всем государственным институтам.

Юрий Смелянский: А избирателям — читать.

Валентина Самар: И контролировать эту власть.

Вторая вещь, которую президент признал своей ошибкой, это отсутствие стратегической коммуникации и вообще коммуникации с обществом и избирателями. У нас была инициатива — мы рассылали «крымские» вопросы всем кандидатам в президенты, которые вошли в первую пятерку. К сожалению, только трое из них ответили, и от Петра Алексеевича ответ был переадресован в партию БПП «Солидарность», где сказали, что они не уполномочены отвечать на вопрос об отмене закона о СЭЗ «Крым» и о крымскотатарской автономии. То есть, ответили без ответа. От господина Зеленского мы вообще не получили никаких ответов. Поэтому, когда мы говорим, что у Петра Алексеевича плохая коммуникация с обществом, нужно добавить, что у Владимира Александровича ее вообще нет. Это большая угроза.

Юрий Смелянский: Опять же, в одном варианте есть шанс, что изменится — это у господина Зеленского, на мой взгляд. У господина Порошенко уже не изменится ничего. Когда я сейчас слушал записанное интервью, у меня в голове все время крутились два момента. Момент первый: действующий президент и кандидат на второй срок после первого тура заявил о том, что все те, кто не голосовали за него, им услышаны, выводы сделаны. А второй момент — это реакция на сбор представителей гражданского общества, когда президент сказал, что не знаком с проблематикой вопроса действия норм закона о Свободной экономической зоне «Крым». В 2014-м году — вал критики на этот закон. Получается, президент никого не слышит — это следует из ответа?

Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Были многочисленные обращения ветировать этот закон, не подписывать его.

Юрий Смелянский: То есть, его оградили от доступа к информации, или он сознательно сегодня лжет, что ничего об этом не знал.

Еще один момент. В 2016-м году депутаты приняли рекомендации парламентских слушаний по вопросу Крыма. Первый раздел рекомендательной части — это раздел рекомендаций президенту Украины. В этом разделе было несколько пунктов: окончательное решение вопроса о внесении в Конституцию и действующее законодательство изменений о том, что крымские татары, караимы и крымчаки признаются коренными народами Украины; внесение изменений в раздел 10 Конституции Украины по вопросу о статусе Крымской автономии; вопрос о статусе Севастополя; создание постоянно действующей комиссии при президенте, куда включаются представители Верховной Рады, Кабинета Министров и других органов управления государством и представители гражданского общества, по созданию условий деоккупации и реинтеграции Крыма. Получается, президент не читает документы или его не знакомят с документами, которые принимает парламент (это было в 2016-м году) или он опять же врет. Что же он тогда услышал после первого тура? На основании даже такого краткого анализа я могу говорить, что ожидать каких-либо изменений и шансов, если действующий президент остается на второй срок, бессмысленно. Ну а с Зеленским… Да, это проблема, но есть надежда….

Валентина Самар: А без надежды? Хорошо, они с Петром Порошенко троллили друг друга по поводу дебатов, но дебаты — это не коммуникация.

Юрий Смелянский: Вопрос выстраивания отношений с экспертными кругами, с гражданским обществом, с общественными организациями и так далее. По крайней мере, в моих глазах есть надежда, что он еще научится.

Валентина Самар: Вы что-то знаете, пожалуй, больше, чем я, раз вы так надеетесь. Есть еще одна страшилка: если не …, то Путин нападет. Мы с вами точно знаем, что он уже напал в 2014-м году, но кроме того, существует такая угроза со сменой власти или нет? Я уже встречала такое, что как только изменится наша власть, то все наши иски в международных судах надо будет начинать сначала. Почему-то члены Меджлиса распространяли такую ​​информацию.

Юрий Смелянский: Это все ложь. Потому что иски в суды идут от имени государства Украина или от имени какого-то конкретного юридического или физического лица, и смена фамилии и имени президента здесь никакой роли не играет. Это тоже манипуляция, это тоже запугивание.

По поводу активизации боевых действий на фронте. На протяжении пяти лет ситуация на фронте становится то более активной, то менее. Ресурсов на ведение войны становится все меньше и меньше как у агрессора, так и у нас. Исключать вариант того, что в какой-то момент Кремль решит активизировать свои боевые действия, нельзя. Но при этом мы должны понимать, что мировое сообщество уже очень четко сформулировало свою позицию по действиям Кремля в отношении Украины, и Кремль тоже об этом знает.

Валентина Самар: Он не может об этом не знать, потому что эти заявления делаются публично. Буквально 5 апреля министры иностранных дел стран-членов НАТО согласовали пакет мер по поддержке Украины и Грузии.

Юрий Смелянский: Сейчас учения в Черном море, к нам приезжают на учения американские десантники из 101-ой бригады. Это все демонстрация того, что к ситуации в Украине есть пристальное внимание, и уже без реакции ничего не останется.

Валентина Самар: И до конца этой предвыборной кампании шесть фрегатов будут находиться в Черном море, в том числе два из них зашли в Одессу.

Юрий Смелянский: И российский Черноморский флот поднят по тревоге — следить за этими учениями.

Валентина Самар: С одной стороны, это активизация действий стран-членов НАТО, а с другой стороны, это все-таки эскалация напряжения, и чем она закончится, никто не знает.

Юрий Смелянский: Опять же, идут запугивания, со стороны оккупантов уже прошли заявления о том, что они будут таранить американские корабли, если они пойдут через Керченский пролив — а это опять угроза эскалации. Будем видеть.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine
Перейти к верхней панели