Рефат Чубаров: Представительные органы коренных народов и порядок взаимодействия с ними государства должен определить закон о статусе крымскотатарского народа

На прошлой неделе ВР Украины приняла, без преувеличения, историческое решение - конституционным большинством был принят закон о коренных народах. Этот статус получили крымские татары, караимы и крымчаки.

Как нормы этого закона будут применяться на практике, почему затормозились другие проекты из «крымскотатарской триады» и какова позиция Меджлиса об отстранении заместителя генпрокурора Гюндуза Мамедова от курирования «департаментом войны»? Об этом - в интервью Рефата Чубарова, председателя Меджлиса крымскотатарского народа программе «Вопрос национальной безопасности» с Валентиной Самар (проект Центра журналистских расследований, эфир ТРК Черноморская).

Рефат Чубаров, глава Меджлиса крымскотатарского народа Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар Как восприняли в Крыму принятие закона о коренных народах?

Рефат Чубаров: Если одним словом, то с очень большой надеждой и благодарностью также, но почти каждый, кто мне звонил — говорил: «Почему этого не было раньше?»

Валентина Самар Насколько закон о коренных народах соответствует вашему концептуальном видению такого закона? Можно ли его сравнить с подобными законами, которые есть в цивилизованных странах мира?

Рефат Чубаров: Над текстом, составленный, в том или ином формате работало очень много людей и не один год. Президент Украины Владимир Зеленский инициировал этот законопроект как неотложный, а его юристы внесли некоторые изменения. С моей точки зрения, они не ухудшили этот закон. Поэтому можно сказать, что у закона есть коллективный автор, но все равно, локомотивом выступил президент. Это правда.

Валентина Самар: Хорошо, скажем ему «спасибо» и ждем, чтобы он как можно скорее подписал этот закон для того, чтобы он вступил в силу. Но есть важный вопрос, и он возникает всегда, когда принимаются новые законы: каким образом нормы этого закона будут реализованы? Простыми словами: каким образом он будет применяться? Какими подзаконными актами еще предстоит подкрепить реализацию прав, закрепляемых за коренными народами — крымскими татарами, караимами и татарами?

Рефат Чубаров: Пока не было этого закона, но некоторые его нормы уже были предусмотрены в законах, принимаемых в предыдущие годы — в частности, закон об образовании: всем знакома статья седьмая, где говорится о языках обучения в Украине. Там есть отдельные нормы, предусматривающие организацию обучения в средних школах на языках коренных народов. Во-вторых, в законе о телевидении и радиовещании установленные языковые квоты для языков коренных народов. То есть, в чем-то мы опережали отдельные статьи этого закона. Но мы не создали еще перечень законов, в которые есть необходимость вносить изменения в связи с принятием закона о коренных народах. На эту работу Кабинету министров отводится шесть месяцев.

Но, разумеется, мы будем также работать: прошерстим те законы, которые надо будет усовершенствовать в связи с этим законом. Но есть один закон и это вопрос, который не предполагалось в действующем законодательстве и незачем там вносить изменения — есть потребность принять новые некоторые законы, и, в частности, закон о статусе крымскотатарского народа. В том законе должны быть очень четко определены представительные органы коренных народов и порядок взаимодействия с ними государства. Мы такой законопроект уже разработали, его можно уже регистрировать.

Валентина Самар: Причем, разработали давно. Вообще, речь шла о триаде законов о статусе крымскотатарского народа, включая изменения в раздел Х Конституции Украины, определяющий статус АР Крым. И эти проекты почему-то затормозились. На них нет политической воли, или их некому разработать, или звезды еще не сошлись? Каково ваше мнение?

Рефат Чубаров: Действительно, мы предлагали — это было два года назад — пакетом одобрить три законопроекта: о коренных народах Украины, о статусе крымскотатарского народа и проект закона о внесении изменений в Конституцию в части раздела Х «Автономная Республика Крым». Были разные предложения в связи с таким подходом. И президент принял для себя решение сделать первый шаг через принятие закона о коренных народах.

Разумеется, я сожалею, что законы не приняты пакетом. Но после того, какая безумная атака была развернута со стороны государства-агрессора, которая называется Российской Федерацией … У нее здесь есть свои агенты, в том числе и в парламенте … Я сейчас не очень уверен, что пакет из трех законопроектов набрал бы тоже 325 голосов. Думаю, если был бы пакет — то вообще какой бы случился психологический взрыв среди российских политиков.

Валентина Самар Еще один закон, точнее пакет законов, было кейсовое голосование об отмене фейковой свободной экономической зоны «Крым» — собственно закон об отмене и законы, которыми дополнительно вносились правки и изменения в несколько действующих законов, в Таможенный и Налоговый кодексы. Мы с вами в течение семи лет настаивали на отмене этого закона, этого режима. Есть ли у вас видение, что взамен? Какая в Украине должна быть экономическая политика в отношении временно оккупированных территорий?

Рефат Чубаров: Честно говоря, я настолько был нагружен напряженной работой вокруг проекта закона о коренных народах, что я не очень следил за тем, что происходит с законом о «Свободной экономической зоне «Крым». Но я очень рад, что отменили и этот закон, и эту зону. Я очень удивился, что те люди, которые в предыдущие годы мешали и мне, и вам, и многим другим, кто пытался отменить этот закон, на этот раз промолчали, а также некоторые проголосовали за. Я этому рад.

Валентина Самар: К сожалению, на прошлой неделе состоялись не только радостные события — сегодня заблокирована работа так называемого «департамента войны» Офиса генерального прокурора. Есть ли у Меджлиса позиция относительно этих событий, которые обернулись блокированием расследования целого ряда дел, процессуальным руководителем которого был заместитель генерального прокурора Гюндуз Мамедов?

Рефат Чубаров: Мы не принимали специального документа в виде заявления или обращения к генеральному прокурору, но хочу отметить, что именно Меджлис крымскотатарского народа и отдельные наши члены Меджлиса, работающих в сфере определения индивидуальных санкций и определения тех лиц в Крыму, которые осуществляют преступления против крымских татар, в частности Ескендер Бариев, и другие — мы очень тесно сотрудничаем с Гюндузом Мамедовым. И его подходы для нас были такими, которые предоставляли гарантию, веру в то, что мы доведем многих крымских преступников, прибывших из Москвы, разумеется, оккупантов — до скамьи подсудимых. И мы с очень большой озабоченностью следим за теми пертурбациями, которые осуществляет генеральный прокурор Ирина Венедиктова. Мы считаем, что господин Гюндуз Мамедов — единственный, кто это направление этих преступлений как военных нарабатывал и осуществлял взаимодействие с международными организациями. Думаю, здесь надо прийти к пониманию госпожой генеральным прокурором, что такие ее подходы не находят поддержку среди тех, кто следит и кто пытается работать в этих направлениях, связанных с оккупацией территорий Украины.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine