Ханский дворец. Разрушение под видом «реставрации»

Несмотря на значительный общественный резонанс вокруг так называемых «противоаварийных», но по своему характеру - ремонтно-реставрационных работ на объектах Ханского дворца, разрушительные действия продолжаются. Правительство Украины и крымскотатарское сообщество обращаются к международным организациям, апеллируют к ЮНЕСКО, номинантом на включение в список мирового наследия которой Ханский дворец как часть Бахчисарайского историко-культурного заповедника стал накануне аннексии. Тогда директором заповедника была Эльмира Аблялимова, хорошо знакомая в Украине и мире в другой ипостаси - как жена политзаключенного Ахтема Чийгоза. В конце февраля от ее имени адвокат Николай Полозов подал в симферопольский «суд» иск к ООО «Кирамет», фирме-субподрядчику, которая  осуществляет разрушение памятника под видом «первоочередных противоаварийных работ». Но «суд» отказался принять исковое заявление к рассмотрению, поскольку не видит «нарушение прав, свобод и законных интересов заявителя Аблялимова Е. Н.».

Эльмира АБЛЯЛИМОВА - гость студии программы «Вопрос национальной безопасности» (проект Центра журналистских расследований, эфир ТРК Черноморская). В разговоре также принимает участие Эдем ДУДАКОВ, исследователь и экс-глава Рескомитета по делам национальностей АРК (включение из Бахчисарая).

Эльмира Аблялимова, экс-директор Бахчисарайского историко-культурного музея-заповедника Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Пані Ельміро, ви очолювали Ханський історико-культурний заповідник перед анексією Криму. І сьогодні, коли спостерігаємо жахливі події навколо пам’ятки національно-культурної спадщини не тільки кримських татар, але й всієї України, говорити без емоцій неможливо. Але я намагатимуся це робити, тому що хочеться розібратися в усіх складових частинах цього злочину, який відбувається на наших очах, щоб задіяти якомога більше чинників задля врятування цього пам’ятника. Яка ваша версія такої «реставрації»: це просто корупція чи зумисна ліквідація цього пам’ятника для того, щоб забули, що на цій землі була державність кримських татар?

Эльмира Аблялимова: На самом деле, и то, и другое. Где-то имеет место и коррупция, где-то имеет место целенаправленная политика Российской Федерации в отношение крымских татар, истории и культуры крымских татар, и всего, что не подпадает под российскую идеологию под названием «Крымнаш». Все это вместе происходит на сегодня в Бахчисарайском дворце.

На Большой ханской мечети полностью снята кровля, там сделан армопояс – армированные бетонные работы на памятнике истории и культуры, балкон ханской ложи абсолютно открыт, михраб, который абсолютно ничем не защищен. Уже отслаиваются под влагой элементы штукатурки, на северном фасаде Большой ханской мечети можно заметить утерянные фрагменты росписи. Безусловно, все это в совокупности – потеря аутентичности этого объекта. Назвать это реставрацией невозможно, это в чистом виде уничтожение.

Валентина Самар: А они и не называют это реставрацией, говорят, что это первоочередные противоаварийные работы. Почему избрана именно такая формулировка?

Эльмира Аблялимова: Я просматривала большое количество роликов российских СМИ относительно проведенных строительных работ на объекте. И в каждом ролике эти работы называются по-разному. Кое-где журналисты называют их реставрацией, иногда их называют реконструкцией, но, когда мы обращаемся к документам, мы видим причину –первоочередные противоаварийные работы. Я думаю, что они избрали такую форму в связи с тем, что это позволяет им уйти от процедуры торгов, потому что процедура первоочередных противоаварийных работ позволяет выбрать подрядчика по укороченной процедуре закупки. Это форма была избрана. Видимо, деньги были даны в конце года, и таким образом быстро был определен подрядчик и субподрядчик.

Валентина Самар: Сколько могут стоить эти работы?

Эльмира Аблялимова: Насколько мне известно, речь идет о достаточно большой сумме, если я не ошибаюсь, 148 миллионов рублей.

Валентина Самар: Эта сумма где вообще зафиксирована?

Эльмира Аблялимова: В документах по проведенным торгам. Это открытые источники, на сайте закупок РФ имеются эти цифры.

Валентина Самар: Но дело в том, что ни Бахчисарайский историко-культурный заповедник, ни Комитет по охране историко-культурного наследия госзакупки работ на проведение реставрации Бахчисарайского дворца-музея не проводил. Мы нашли только одну закупку, которую проводил Бахчисарайский историко-культурным заповедником — на сумму  в 1 миллион 445 тысяч рублей. То есть всего 1,5 миллиона. И Корпорация «АТТА групп» получила этот подряд по системе госзакупок на услуги в области инженерно-технического проектирования и технические консультативные услуги. 

Эльмира Аблялимова: Я все-таки предполагаю, что это государственный бюджет, а не республиканские средства.

Валентина Самар: Тогда же они тоже были бы в системе госзакупок.

Эльмира Аблялимова: Возможно.

Валентина Самар: Интересно, что все основные подряды, которые получала эта корпорация, — это всевозможные строительные работы Министерства обороны РФ. Это содержание военных городков, это оказание услуг по организации и проведению комплексного обслуживания казарменно-жилищного фонда военных городков Министерства обороны. И на этих работах эта компания заработала много денег, практически миллиард рублей за три последних года. Полмиллиарда она получила за содержание военных городков, даже расположенных на территории Республики Казахстан. Такая фирма теперь реставрирует под видом противоаварийных работ Ханский дворец.

560116515_RosPravosudie_document_export

Мы нашли еще очень важный документ – это решение ростовского суда по выполнению работ «АТТА групп» и компании «Кирамет» на Доме-музее Айвазовского в Феодосии. Иск был подан Министерством культуры РФ по Южному федеральному округу против «Комитета по охране культурного наследия Республики Крым» и подрядчиков «Кирамет» и «АТТА групп». Они проиграли этот суд. Господин Сергей Ефимов, коллаборационист, который сейчас возглавляет этот «Комитет», наказан административным штрафом в 20 тысяч рублей. Но главное — что практически те же самые работы, которые сейчас проводятся на Ханском дворце, проводились в Доме-музее Айвазовского: замена черепицы, замена стропил, замена обрешетки, ремонт фасада и так далее. И эти все работы признаны незаконными, потому что они проводились без экспертизы, без соответствующего согласования, а фирмы-подрядчики не имеют специальной лицензии на ремонтно-реставрационные работы, которые незаконно выдаются как противоаварийные. И это все доказано в суде. При этом ваш иск был отклонен.

Эльмира Аблялимова: Это лишний раз подтверждает тезис относительно того, что это целенаправленная политика. Я в этом вижу целенаправленную политику Российской Федерации в отношение крымских татар, истории и культуры крымских татар. Это коренной народ Крыма, который практически в большинстве своем не принял аннексию, который продолжает сопротивляться, и таким образом сейчас Российская Федерация расправляется с крымскими татарами.

Я хочу сказать, что это повторение того, что было во все исторические вехи и эпохи, когда крымские татары сталкивались с Россией. Если мы берем первую аннексию 1783-го года, то через четыре года после первой аннексии Ханский дворец был перестроен Потемкиным к приезду Екатерины, и там тоже происходили определенные изменения.

В 1944 году Ханский дворец, видимо, спасло только чудо. Это поэма Пушкина «Бахчисарайский фонтан». Это спасло и город от изменения его названия, в отличие от всех остальных населенных пунктов. Поэтому я в этом вижу даже историческую параллель.

Уникальная черепица «татарка» ручной работы, снятая с Ханского дворца, которую «реставраторы» заменят на современную, стилизованную под старину Фото: Эдем Дудаков

Валентина Самар: То есть это традиционная политика Российской империи, которая уже применялась ранее. Эти методы давали свои плоды, потому что после первой аннексии Крыма очень много крымских татар покинули Крым. Всех крымских православных — греков тоже выселили тогда на Азов, чтобы в Крым заехали московские попы, и полностью взяли под контроль и эту сферу.

К нашему разговору также присоединился по скайпу из Крыма исследователь и общественный деятель Эдем ДУДАКОВ, которому я переслала перед эфиром решение Ростовского суда. 

Эдем Дудаков: Да, я успел почитать это решение суда. Хочу сказать, что Дом И.К. Айвазовского — это памятник XIX века. Они залезли в XIX век, как медведь в посудную лавку. Вообще происходят очень странные вещи, эти «реставраторы» — это люди с психологией Карпухина из «Гаража», они всегда за большинство, всегда знают, где замолвить слово, знают, как получить объекты, но они абсолютные непрофессионалы. Они могут выращивать каких-то северных обезьян, как Карпухин в «Гараже». В данном случае мы и имеем результат на Ханском дворце: это черепица, это составные композиционные балки и так далее. Они творят так, как умеют, они просто другого не знают. Они никогда не работали в реставрации, я это тысячу раз говорю и буду продолжать говорить.

И даже на той встрече, которая прошла 24 февраля в Ханском дворце, ведь ни один профессионал не выступил и не сказал, что это делается правильно. В худшем случае промолчали, кое-кто выступил и сказал, что черепицу хотя бы кое-где надо сохранить, а карпухины в отместку выставили этих вот эмировых, поляковых, которые дилетанты в реставрации. И мы видим, как телеканал«Millet» это все тиражирует, но они ведь не показали это все совещание. Почему они не показали? Потому что на совещании было сказано, что это все неправильно. Вот еще одно подтверждение – они взяли и поменяли черепицу на Доме Айвазовского.

Эдем Дудаков, общественный деятель, исследователь Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Решение суда по Дому Айвазовского вступило в силу. По сути там выписано все, что было нарушено. И вы подтверждаете, что абсолютно аналогичный пакет нарушений, который присутствовал во время работ на Доме Айвазовского, присутствует и на Ханском дворце. Дает ли это решение суда возможность  через суд остановить это варварское уничтожение дворца?

Эльмира Аблялимова: Мы подали жалобу на решение «Железнодорожного районного суда» об отказе нам в рассмотрении иска, и, к сожалению, в российском законе есть такая норма, что ты по одному и тому же вопросу не можешь повторно обращаться. Поэтому у нас принята стратегия: подать иск в суд в Москве на действия главного подрядчика Корпорации «АТТА групп». И мы сейчас дождемся решения «Верховного Суда» по нашей жалобе, и дальше будем двигаться с учетом имеющегося решения по Дому-музею Айвазовского. Безусловно, будем указывать на неправомерные действия компании «Кирамет» в отношение уже другого памятника истории и культуры, и будем опираться на решение Ростовского суда.

Эдем Дудаков: Я не знаю, насколько помогут суды. Я думаю, что тут две составляющие. Первая – пропагандистская составляющая, нужно было перед 18 марта (день выборов президента РФ — ред.) срочно начать какие-то грандиозные работы, и вот они и начали в зиму, потому что в данном случае их подстегнуло требование государственных структур. А дальше они уже делают все на свое усмотрение по уровню своего профессионализма. Поэтому тут нельзя исключать то, что это пропагандистский такой трюк, поэтому в жертву принесен один из объектов Ханского дворца.

А помогут ли теперь суды? Я думаю, что у этих людей достаточно покровителей, которые избавят их от этого.

Валентина Самар: Обращалась ли общественность к министерству культуры РФ?

Фото: investigator.org.ua

Эдем Дудаков: Лично я не обращался. Я знаю, что были такие обращения, но спустили их на местный уровень. «Комитет по охране культуры наследия Крыма» так и не отреагировал. Он здесь выступает не просто как заказчик работ. Они совместно совершают этот вандализм, и полная ответственность нашего «Комитета» там не исключается. Тут они уже повязаны между собой, потому что и 148 миллионов срочно нужно было распилить в конце года, и подписали акты выполненных работ вперед. Для прокуратуры тут Клондайк, если они решаться это сделать. Но я думаю, что этого не будет, потому что есть покровители сверху, и команда «фас» начать в зиму была, я думаю, от местных органов власти. Может, и московские здесь подключены структуры, но, по всей видимости, это было так. Поэтому лично я в решения суда не верю. В Ростове это можно было бы сделать, но не в Крыму.

Эльмира Аблялимова: Я здесь абсолютно солидарна с Эдемом в том плане, что я тоже не верю в суды Российской Федерации. Но мы понимаем, с кем мы имеем дело, страна, с которой мы столкнулись, может изменить свое решение только под влиянием международного давления. Поэтому эти судебные этапы в Крыму, затем на уровне «АТТА групп» в Москве – это обязательные этапы, которые мы должны пройти для того, чтобы подать судебные иски в европейские инстанции. Именно это наша основная цель. А верить в решение судов РФ – это абсолютно абсурдно, безусловно.

Валентина Самар: Какая тактика ваших действий сейчас будет избрана?

Эльмира Аблялимова: Я вижу дальнейшие действия в нескольких направлениях. Первое направление – судебное, то, что мы уже обсудили. Я также бы хотела, чтобы этот блок по Ханскому дворцу вошел в основной иск Украины к России, который рассматривается в международных судах, и мы сейчас прилагаем усилия, чтобы этот блок в общем иске Украины к России оказался в документах.

Второе направление работы – это международные организации, которые имеют полномочия в части культурного наследия. 6 марта совместно с министерством иностранных дел было мероприятие в посольстве Украины во Франции, где мы показали  масштабность этих варварских работ. Хочу сказать, что делегации и дипломатические миссии в ЮНЕСКО, секретариат ЮНЕСКО, который присутствовал на этом мероприятии, был поражен масштабом этой деятельности, и я надеюсь, что в дальнейшем мы нашими совместными усилиями приведем хотя бы к мониторинговой миссии этого объекта со стороны ЮНЕСКО.

Третье направление – это общественная деятельность, которая должна постоянно поднимать этот вопрос. И, безусловно, это работа с прокуратурой АРК, которая должна вести определенные криминальные производства относительно тех лиц, которые осуществляют эти варварские работы на территории Ханского дворца и других объектов культурного наследия.

Уничтоженный «реставраторами» витраж на северном фасаде Ханского дворца Фото: Эдем Дудаков

Валентина Самар: Эдем-бей, что сейчас происходит на дворце, какие работы?

Эдем Дудаков: Работы по устройству крыши продолжаются, продолжаются работы по устройству навеса, я не вижу, чтобы что-то остановилось. В феврале они немного приостановили работы, и мы уже надеялись, что это связано с вмешательством каких-то более профессиональных экспертов. Но нет – все продолжается. Я думаю, что ничего не изменится на этом этапе, уж очень приближенные к нынешней власти подрядчики. Тут же не только непрофессионализм подрядчика, тут и непрофессионализм людей, которые сегодня работают в Ханском. Там нет ни одного профессионала, поэтому кто будет противостоять этому вандализму? Только общественность, получается. У тех – выборы, они готовы положить все на эти выборы, у других – непрофессионализм, у третьих – полная бездарность. Я имею в виду, что в Ханском дворце — и торговцы, и юристы, но нет ни одного историка, ни одного архитектора, ни одного реставратора. Это печально, что такая участь после 2014-го года. Швондеры и карпухины – больше я там никого не вижу. Такой контингент сейчас.

Валентина Самар: Эльмира, я знаю, что сегодня была встреча послов  иностранных государств с представителями Меджлиса крымскотатарского народа и крымской общественности. Что вы для себя вынесли из этой встречи ? Что услышали  от представителей стран, которых мы называем своими партнерами, насколько адекватно они оценивают ситуацию в Крыму, и насколько они готовы влиять на эту ситуацию и какими методами?

Эльмира Аблялимова: Сегодня состоялась ежегодная встреча с послами, было большое количество представителей посольств в Украине. Хотелось бы отметить, что тема Крыма и крымских татар достаточно актуальна, она востребована на сегодняшний день. И у меня сложилось впечатление, что посольства хорошо осведомлены о ситуации в Крыму не только в части защиты прав человека, а и в части культурного наследия, милитаризации Крыма, экологической составляющей, демографической ситуации и так далее. Послы очень четко обозначили свою позицию в поддержке Украины, звучали слова необходимости восстановления территориальной целостности и поддержки Украины в этом вопросе. Председатель Меджлиса подчеркнул о необходимости не только продления санкций, но и усиления их. Рефат Чубаров говорил и об отключении Swift, и о нефтяном эмбарго и так далее. 

Основной месседж, который звучал на встрече, был направлен на внесение изменений в Конституцию в части об Автономной Республике Крым, и статусе крымскотатарской автономии, национально-территориальной автономии. В основном именно в этом направлении шла дискуссия.

Встреча руководства Меджлиса с иностранными дипломатами 13 марта 2018 г Фото: Facebook Уповноважений Президента України у справах кримськотатарського народу

Валентина Самар: Западных партнеров, как и нас, интересует, каким образом это будет формулироваться в Конституции, поскольку это не очень открытая сфера сейчас. Обсуждался ли вопрос  разрушения Ханского дворца?

Эльмира Аблялимова: Вопрос Ханского дворца сейчас будет больше развиваться в части культурной адвокации, то есть мы планируем ряд мероприятий, в том числе, и на международных площадках с участием посольств, и видим этот процесс в виде культурной адвокации для создания условий и выработки совместного решения друзьями Украины – Польшей, Турцией, странами Прибалтики и так далее. Понимаете, здесь не может быть быстрых решений.

Валентина Самар: Какие конкретно мероприятия имеются в виду?

Эльмира Аблялимова: Это проведение конференций на тему культурного наследия, это проведение выставок, подготовка номинационного досье, создание таких условий, при которых принятие этого номинационного досье будет очевидным, подготовка этих материалов и так далее. То есть в этом направлении мы сейчас будем работать.

Сейчас очень важно, чтобы международные норы права стали работать в этом вопросе. И первое, что необходимо, — это осуществить мониторинговую миссию. К счастью, весь этот период наша комиссия не работала зря, они выработали параметры этого мониторинга. Поэтому сейчас очень важно создать условия, при которых мониторинговая миссия сможет попасть на территорию Крыма, и оценить не только этот объект, но и состояние других объектов. Тех,  которые уже находятся в списке ЮНЕСКО – это Херсонес, тех, где проводится реставоация — Дом Айвазовского, Кенасса, объекты истории и культуры крымских татар, сигналы о разрушении которых мы имеем сегодня.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine